abramovmd

Михаил Абрамов

30 марта 2017

F
(Текст к Презентации моего доклада на Пленарной конференции № 3 «Новое индустриальное общество XXI века на III международном экономическом конгрессе в Санкт-Петербурге 27 марта 2017 года)

Как сказал классик, неизбежны лишь смерть и налоги. Государственное управление, образование, здравоохранение, наука, культура, оборона и другие нужды государства финансируются за счет собираемых налогов (в т.ч. социальных сборов, таможенных пошлин и др.), т.е. того, что государство безвозмездно и принудительно изымает у граждан и предприятий.Налоги могут способствовать развитию экономики, но могут этому препятствовать.  Наша система налогообложения разрушает экономику.

Изучением налоговых проблем и разработкой рекомендаций по их решению мы (Экспертно-аналитический центр «Модернизация») занимаемся много лет и многое нам понятно. Мой доклад подготовлен на основании НИР, выполненных в 2010-2017 г. г. Наши рекомендации можно рассматривать как теоремы, т. е. мы можем доказать их справедливость и целесообразность.  

В России производить не выгодно. Главная причина – высокие налоги. Например, если сравнить налоговую нагрузку на «модельное предприятие», предложенное Минфином в «Основных направлениях налоговой политики», в России и в США, мы увидим, что налоговая нагрузка на это предприятие в России в 5-8 раз выше, чем на такое же предприятие в США.

В результате, производство в России неконкурентоспособно и сходит на нет. По данным Минпромторга, доля импортной продукции стратегических отраслей на российском рынке составляет от 80 до 90%; соответственно, доля российской – от 20 до 10%. И эта доля снижается.

Собираемость налогов в России не превышает 50%. Например, подоходный налог и социальные взносы в 2015 году были собраны с налоговой базы 22 трлн. руб., а доходы населения, согласно Росстату, составили около 50 трлн. руб. Собираемость НДС не превышает 30%.

Но одни уклоняются от уплаты налогов, чтобы выжить; другие – из принципа «зачем платить, если можно не платить». Если обеспечить среднеевропейскую собираемость налогов, российская экономика получит большие проблемы.

При малых и средних доходах физических лиц налоговая нагрузка на фонд оплаты труда в России существенно выше, чем в развитых странах. Например, необлагаемый налогом годовой доход одиночки в Германии составляет в 2016 году в переводе на рубли 46 тыс. руб./мес., а во Франции – 32 тыс. По данным ВЦИОМ медианная зарплата на руки в России составляет 20,5 тыс. руб., т.е. половина населения получает зарплату больше этой суммы, а половина – меньше. Если бы при сегодняшних зарплатах в России была французская шкала, то от налога были бы освобождены 60% населения; а если бы немецкая – 70-80%.

Мы рассмотрели результаты расчета месячной зарплаты по немецкой и российской шкалам в трех вариантах при фонде оплаты труда (включая НДФЛ и социальные сборы) в размерах 1000, 2000 и 3000 евро в месяц. Установлено, что налоговая нагрузка в России существенно выше, чем в Германии: при 1 и 2 тыс. евро в месяц в два раза, при 3 тыс. – в полтора раза.

Рассматривая шкалы подоходного налога в разных странах в 2016 году и место этих стран в рейтинге коррупции, можно заметить, что, чем ниже максимальная ставка подоходного налога, тем выше уровень коррупции. По-видимому, это не случайно.

Мы предлагаем для России прогрессивную шкалу, при которой доходы до 20 тыс. руб. в месяц налогом не облагаются, до 250 тыс. руб. – ставка 13%, до 1 млн. – 30% и свыше 1 млн. руб. в месяц – ставка 50%. Предлагаемая шкала почти не затронет средний класс. При этом почти половина населения будет освобождена от уплаты налога. Существенное повышение налогов почувствуют 1-2% населения. При этом доходы бюджета вырастут на 1,5-2,0 трлн. руб.

Анализ собираемости НДС показал, что при номинале 18% реальная эффективная ставка НДС в 2015 году не превышала 3,6%. Расчет простой: сумму собранного НДС делим на добавленную стоимость, указанную Росстатом. Собираемость НДС равна 22%. Кто-то скажет, что так считать нельзя. Но такая же цифра 22% получена при изучении реальных отчетных данных на примере налоговой инспекции Курской области.

Мы предлагаем установить единую ставку НДС 8%, сократить число операций, не облагаемых НДС, считать НДС «прямым» способом как произведение добавленной стоимости на ставку налога, отменить возмещение НДС при экспорте сырья, 50% НДС оставлять регионам (как правило). Реализация предлагаемых мер улучшит предпринимательский климат, повысит собираемость НДС до 90% и даст бюджету дополнительно 2,0-2,5 трлн. руб.

Сложность и запутанность налоговых процедур мешает работать. Ситуация ухудшается с каждым днем. Электронная отчетность проблем не решает. Она упрощает подготовку и сдачу отчета, но увеличивает вероятность разорения предприятия по надуманным поводам. Например, объем полной квартальной Декларации по НДС для малого предприятия (12 чел.) – 1 тысяча 444 страницы.  На бумажном носителе сдавать отчет не нужно, но ошибка на любой странице может привести к последствиям вплоть до уголовных.

Мы предлагаем, по примеру Швеции, ввести форму Налогового отчета по всем налогам на 1-2 страницах. Единственный «недостаток» этой формы – в ней будет все видно. Чем занимается предприятие и надо ли его проверять. В существующих формах ничего понять невозможно.

Половина импорта и экспорта России идет «мимо кассы». Межведомственная комиссия, созданная в 2015 году при Государственной Думе по итогам нашей работы, установила, что потери бюджета недопоступления таможенных пошлин и НДС составили в 2013 году 2,5 трлн. руб.

Среди прочих товаров «утекает мимо кассы» значительная часть экспортируемых углеводородов. Например, по данным ООН, представленным Россией, в 2015 году Россия поставила в США нефтепродукты на $3 млрд., а по данным, представленным США, они получили их на сумму $9 млрд. По этому поводу в США открыто уголовное дело. Соотношение данных по нефтепродуктам с Германией составляют $10,9 млрд. и $27,1 млрд.  Т.е. эти две страны получили в 2,6 раза или на $22,2 млрд. больше, чем мы им поставили. С информацией может познакомиться любой желающий на сайте ООН

Меры, предлагаемые для уменьшения контрабанды и в борьбе с коррупцией очень простые: Федеральная таможенная служба с применением «зеркальной статистики» должна объяснять и подкреплять документами разницу своих данных и данных, представляемых странами-партнерами.

Кроме того, любой гражданин должен быть готов дать разумное объяснение происхождению своих богатств (недвижимости, акций, антиквариата, банковских счетов и др. в России и за рубежом), не подкрепленных декларацией об уплате налогов, или не соответствующих получаемым доходам.

Более радикальное решение: пересмотреть правила взаимодействия государства с добывающими компаниями – право добычи нефти, газа и др. следует предоставлять по конкурсу тем добывающим компаниям, которые предложат меньшую цену за единицу добываемого сырья. Само сырье остается в собственности государства, которое продает его без офшоров и посредников. Так работают страны ОПЕК, Норвегия и российские компании за рубежом.

Заключение.

Когда-то Ломоносов сказал, что «может собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов российская земля рождать». Он и в страшном сне не мог представить, что его потомки родят «Платона» в виде дорожного сбора.

Реализация предлагаемых нами мер коренным образом улучшит предпринимательский климат в России и только за счет перераспределения имеющихся ресурсов даст бюджету на социальные нужды и для инвестирования дополнительно от 8,0 до 11,0 трлн. руб. «Бюджет РФ – 2018» может стать «Бюджетом развития». «Платон», Налог с продаж и другие придумываемые наспех налоговые меры будут не нужны. В дальнейшем доходы будут расти за счет увеличения налогооблагаемой базы. 

В России создана экономика, в которой производству почти нет места. В этой экономике, чем больше потратил, тем больше ВВП и тем выше производительность труда; выгодней купить за рубежом, чем сделать самому. За годы реформ уничтожено больше заводов и фабрик, чем за годы Великой Отечественной войны. Промышленность постепенно сходит на нет. По данным Минпромторга, доля продукции российских предприятий в стратегических отраслях (станкостроении, тяжелом машиностроении, легкой, радиоэлектронной, медицинской и фармацевтической промышленности) на нашем рынке в 2014 году составила от 20 до 10%, а от 80 до 90% составил импорт. Если считать «дном» полное прекращение производства, то мы идем к нему семимильными шагами.

Ответ на вопрос «почему так происходит и  что надо делать», хотелось бы услышать от выступающих на Гайдаровском экономическом форуме. Но они не в курсе дела. Об этом прямо и честно сказал ректор Российской академии народного хозяйства и один из организаторов форума В.А. Мау в передаче «В круге Света» на «Эхе Москвы» 17 января с. г.: «Мы реально не  понимаем, что происходит с экономикой. И это очень важно». Чтобы ни у кого не  оставалось сомнений, он повторил это трижды в течение 1 минуты. Для В.А. Мау и  для его единомышленников, к которым относятся весь экономический блок правительства России и его «придворные» институты – НИУ ВШЭ, РАНХиГС, Институт экономической политики им Е.Т. Гайдара и др., раньше было «хорошо» и неожиданно стало «плохо». На самом деле, плохо стало с самого начала (с 1991 года), когда экономикой стали управлять люди, которые в ней «не понимают». Единственное, что они могут – это по-научному объяснить причины неудач и «запудрить мозги» руководству страны. Тем более, как говорил А.С. Пушкин в аналогичной ситуации: «Меня ведь  обмануть не трудно, я сам обманываться рад».    

К сожалению, тех, кто «понимает», они близко не подпускают ни на свои форумы, ни к обсуждениям, ни, тем более, к участию в  принятии решений.

Но к счастью, в России такие люди есть, хотя они и не востребованы.

Вот, например, некоторые соображения, опубликованные учеными Московского налогового института РосНОУ В.А. Кашиным (д.э.н., профессор, с 2002 по 2011 год первый заместитель директора Института развития налоговой системы при ФНС) и М.Д. Сулеймановым (к.э.н., преподаватель) в журнале «Финансовый бизнес» (№ 6, 2016) в статье «Россия – не место для частного капитала?». Мысли настолько просты, а факты настолько неопровержимы, что отпадают все сомнения в справедливости соображений. Лично мне непонятно одно: зачем знак вопроса? Привожу отрывок:

«Российская модель рыночной экономики отличается от  всех других тем, что в ней исключено воспроизводство частного капитала. И  невозможно не только воспроизводство этого капитала, но его невозможно даже  сохранить в прежней стоимости – независимо от любых действий его владельца.

Возьмем простой пример. В конце 1990-х гг. некий инвестор владеет капиталом эквивалентом в 1 миллион долларов США. Предположим, следуя некоему инстинкту, он переводит эти свои средства в наличные американские доллары (в феврале 1998 г. 1 доллар обменивался на 6 рублей), которые затем просто кладет под матрас.

И что мы  сейчас видим? За прошедшие 15 лет курс рубля к доллару изменился в 10 раз (с 6 до 60 рублей за доллар), и его капитал, измеряемый в рублях вырос, соответственно, в 10 раз (а в долларах сумма, конечно, осталась прежней).

Но, предположим, наш инвестор не был столь непатриотичен, и он решил оставить свой капитал в рублях. При этом он предпочел, чтобы деньги не лежали без движения, и  он выбрал самое надежное – положил свои деньги на счет в застрахованном банке. Средний банковский процент за это время составлял примерно 10% годовых, и в итоге он к настоящему времени УТРАИВАЕТ свой начальный капитал (принимая в  расчет и начисление процентов на проценты)!

Но утраивает – в рублях, а, считая в долларах, он – ТЕРЯЕТ БОЛЕЕ ДВУХ ТРЕТЕЙ своего первоначального капитала!

Теперь, предположим, что наш инвестор по натуре своей – не рантье, но предприниматель. И он решил последовать призыву нашего правительства инвестировать именно в  развитие реального сектора российской экономики. Мы видим, что при доходности бизнеса в 10% годовых он гарантированно потеряет более двух третей своего первоначального капитала, и потому он должен ориентироваться на проекты с  доходностью не менее 35% — 40% годовых.

А это – совсем не просто. Ведь речь идет именно о проектах в реальном секторе экономики (не о спекуляциях в финансовом секторе, и не о торгово-посреднических операциях) где нужно производить продукцию высокого качества и конкурировать по  цене с иностранными производителями подобного же продукта.

Но и этого мало. 35%-40% – это требуемая чистая доходность на вложенный капитал. А ведь  для получения такого дохода надо еще заплатить налоги.

А Россия в  этом отношении – уникальная страна. Только в ней производительный (промысловый, промышленный) бизнес облагается сразу тремя налогами: кроме налога на прибыль, еще и налог на имущество предприятий, которого нет ни в одной стране мира, и  НДС (в США этого налога не было и нет, а в Японии он взимается по ставке в 6 %). В России от НДС освобождены только банки, и торговлю этот налог тоже не  сильно обременяет, поскольку при коротком цикле делового оборота торговец практически немедленно получает компенсацию уплаченного им налога в цене проданных им товаров.

Но вот в  промышленности – и особенно, в отраслях тяжелой промышленности, где до  завершения производства и реализации продукции могут пройти месяцы и даже годы – авансирование бюджета входящим НДС для многих предприятий оказывается непосильным. Если предприятия, принадлежащие иностранному капиталу, могут еще получать финансовую «подпитку» из-за рубежа (где стоимость заемных ресурсов не  превышает 2%-3% годовых), то для отечественного бизнеса нет иного выхода, как обращаться в российские банки, которые предоставляют кредитование из 15-18 и  более процентов годовых.

Теперь налоговая нагрузка на труд. В России она составляет более 70 %: НДФЛ, НДС, социальные взносы и еще некоторые виды обязательных страховых сборов. Для сравнения, в странах ЕС уровень такой нагрузки не превышает 42%-44%, а в США еще меньше. И с заработков менее 1 тыс. дол. в месяц никаких налогов вообще не  берется.

В целом же, общая налоговая нагрузка для среднего промышленного предприятия, как показывают расчеты независимых экспертов, в США раза в 4-5, а в ЕС – примерно 2 – 2,5 раза ниже, чем в РФ.

Это – всё про развитые страны. Теперь – про страны, с продукцией которых наши предприниматели должны реально конкурировать. И не только за рубежом, но и на  нашем внутреннем рынке. В Китае десятки тысяч предприятий, работающих на  внешний рынок, освобождены от любых таможенных пошлин и сборов и платят минимальные налоги (вплоть до полного освобождения от налогов, при режиме так называемых «налоговых каникул»). Налоги на труд также предельно снижены: для заработков примерно до 600 долларов в месяц – необлагаемый минимум, и нет взносов в пенсионные фонды (как нет и обязательного пенсионного обеспечения).

В итоге, расчеты показывают, что для получения чистого дохода в 35%-40% на вложенный капитал отечественный предприниматель должен зарабатывать еще, как минимум, 20%-25% – как раз для расчетов с государством. И тогда брутто-доходность его бизнеса – необходимая всего лишь для окупаемости всех его начальных вложений в этот бизнес – должна составлять не менее 50% годовых, и так – на всем протяжении делового цикла его предприятия.

К тому же  еще и риски: валютные, от внезапного падения курса рубля, налоговые – от резких и неожиданных изменений налогового законодательства, таможенные – от изменений в правилах и в размерах таможенных пошлин и сборов, административные – от  изменений в трудовом, в гражданском законодательстве, от введения санкций, и  т.д. И плюс еще риски от краха банков, от заказных налоговых проверок, а также и от возможных рэкетирских наездов. Последние совсем еще не вышли из практики, особенно, в сферах деятельности, контролируемых людьми, «близкими» к  определенным персонам в местных органах власти». Конец цитаты.

К сожалению, эти проблемы не рассматриваются ни Гайдаровским форумом, ни правительством России. Или мы об этом не знаем.

 

В связи с поставленной В.В. Путиным задачей в  ближайшие годы обеспечить рост ВВП выше среднемирового уровня, в СМИ появилось несколько Стратегий, которые, по мнению их авторов, позволят решить эту задачу.

Общим недостатком, обесценивающим эти стратегии, является то, что в них не учтена природа человека, т. е. свойства, полученные нами от природы (или от Бога?). В Библии эти свойства называются смертными грехами. Прежде всего, речь идет об алчности, зависти и гордыне. Остальные, если кто забыл, – похоть, обжорство, гнев, лень.

В стратегиях есть и другие недостатки, о некоторых из которых я писал раньше, но здесь ограничусь грехами.

Если нет тормозов, грехи овладевают людьми, и они не  могут остановиться. Человек слаб и легко поддается искушению. При этом каждый действует в соответствии со своими возможностями: одни пишут под себя законы и  назначают себе непомерные зарплаты, другие берут взятки и откаты, третьи многократно завышают цены за выполнение госзаказа и т.д.

Для обеспеченной жизни человеку надо не так уж много. Но алчность, зависть и гордыня при отсутствии сдержек делают его аппетиты безграничными.

Если бы не алчность, зачем бывшему министру экономики «десять элитных земельных участков в «золотом» ближнем Подмосковье и в Крыму»

Если  бы не гордыня, зачем нашим олигархам футбольные и баскетбольные клубы за рубежом – «Челси», «Арсенал», «Монако», «Портсмут», «Бруклин-Нетс» и др.?  

Суммы взяток и откатов, серого импорта и экспорта, и  др. измеряются триллионами. В «тени» половина экономики.

По мнению В. Иноземцева, «основная цель российской власти – максимальное личное обогащение и  единственный фактор, который может повлиять на нее – это невозможность обогащаться, как прежде».

По мнению А. Мовчана, «наше правительство не делает ничего, оно просто наблюдает за картинкой. Но  может оно и к лучшему, потому что все, что правительство делало, оно обычно оборачивалось к плохому… Мы, как экономика, застряли, и за весь 2016 год ничего не произошло: ничего не сделали, ничему не научились».

Воровство и коррупция делают нашу экономику неэффективной. Строим ли мы мост, стадион или дорогу, затраты всегда существенно превышают первоначальную сметную стоимость.  

В чем же дело? Мы что, хуже других? Вовсе нет. Как только гражданин России уезжает за границу, там он становится таким же как все.

Дело в том, что возможности незаконного обогащения там ограничены законами. Там граждане находятся «под колпаком» налоговой службы и «стучащей» общественности (журналистов, соседей и др.). Простые вопросы налогового инспектора об источнике дохода («откуда дровишки?») и о наличии декларации об  уплате налога не оставит равнодушным ни одного взяточника или вора. На Западе даже  появилось понятие «отмывание денег». Для узаконивания криминальных доходов бандитам и коррупционерам приходится создавать малые предприятия, например, прачечные с  наличным оборотом, который вместе с незаконными средствами они сдают в банк, после чего могут спокойно тратить.

Во всех странах решающую роль в борьбе с коррупцией и  незаконным обогащением играет система подоходного налогообложения и, в  частности, прогрессивная шкала подоходного налога.

Расчеты Института социально-экономических проблем народонаселения РАН показывают, что если бы в нашей стране была среднеевропейская прогрессивная шкала, то ВВП России был бы на 30-50 процентов выше, чем в реальности.

Объяснение очень простое. Если у большинства населения нет денег, то нет покупательского спроса, и ВВП не растет. А богатые тратят в  России ровно столько, сколько нужно на достойное существование, а основные средства хранят за рубежом и там же покупают недвижимость и предметы роскоши. Или занимаются бизнесом, т.е. на выкачанные из России деньги развивают экономику других стран, что также не способствует росту производства и ВВП в  России.

Альтернативы прогрессивной шкале нет. И пока мы это не  поймем, ни о каком развитии экономики можно не мечтать. Обоснования и расчеты см., например, здесь, здесь и здесь.

К сожалению, вопрос о прогрессивной шкале в  правительстве не обсуждается. Об этом сообщил Д.А. Медведев 13 января с. г. на  Гайдаровском форуме. Это и понятно, если справедлив вышеприведенный тезис В.Л. Иноземцева.  

Необходимо также ратифицировать Статью 20 «О незаконном обогащении» Конвенции ООН «О противодействии коррупции», которую Россия ратифицировала в 2006 году, но без Статьи 20. Глядишь, и коррупции станет меньше – ведь иметь доход и его не тратить практически невозможно. А  тратить опасно.

Вопрос о необходимости ратификации этой статьи поднимается периодически. Но чиновники против.

Отвечая на вопрос об инициативе по ратификации статьи 20, председатель комитета ГД РФ по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая на пресс-конференции 19.12.14 заявила: «Нельзя ратифицировать один и тот же документ дважды… Конвенция Российской Федерацией ратифицирована полностью, без изъятий… Поэтому сбор подписей в пользу ратификации 20 статьи является недобросовестной манипуляцией общественным сознанием».

А вот что гласит та самая Статья 20. Незаконное обогащение:

«При условии соблюдения своей конституции и  основополагающих принципов своей правовой системы каждое Государство-участник рассматривает возможность принятия таких законодательных и других мер, какие могут потребоваться, с тем чтобы признать в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно, незаконное обогащение, т.е. значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать».

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, насколько эта статья актуальна для России.

А вот что гласит Федеральный закон Российской Федерации от 8 марта 2006 г. N 40-ФЗ: О ратификации Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции:

«Статья 1. Ратифицировать Конвенцию Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года, подписанную от  имени Российской Федерации в городе Мерида (Мексика) 9 декабря 2003 года (далее  — Конвенция), со следующими заявлениями: Российская Федерация обладает юрисдикцией в отношении деяний, признанных преступными согласно статье 15, пункту 1 статьи 16, статьям 17-19, 21 и 22…» и т.д.

И. Яровая говорит, что Конвенция ООН Россией «ратифицирована без изъятий». Но в Статье 1 закона № 40-ФЗ цифра 20 пропущена. Возможно, виноваты полиграфисты. Эту ошибку легко исправить, приняв поправку к  Закону.

Смертный грех – это наиболее тяжелый из возможных грехов. За совершение смертного греха душа человека может лишиться возможности попасть в рай. Как известно, смертный грех можно искупить только покаянием. Но  ради рая, можно и покаяться. Некоторых грешников мы довольно часто видим по телевизору в  церкви.

В заключение скажу, что изменить природу человека невозможно, но с помощью разумных законов можно заставить его вести себя прилично. 

 

 

Экономика России буксует, несмотря на усилия Президента и Правительства. А главное, впереди почти не видно просветов. Слово «почти» означает, что я очень надеюсь, что новый год совсем беспросветным не будет.

Оказывается, проблемы экономики актуальны не только  для нас. «Никто, особенно экономисты, не понимают, что происходит с мировой экономикой», считает английский экономист и член палаты лордов Великобритании Роберт Скидельски. По его мнению, «ключевая причина такой слепоты среди экспертов – это простое отсутствие интеллектуального кругозора…».

В статье ««Ученые идиоты». Почему экономисты не понимают, что происходит с мировой экономикой?», опубликованной 27.12.2016, он пишет:  

«Давайте честно: никто не понимает, что сегодня происходит в мировой экономике. Восстановление после краха 2008 года неожиданно оказалось очень медленным. Находимся ли мы на пути к полному выздоровлению или же увязли в «вековой стагнации»? Глобализация остаётся или уходит? Власти не  знают, что делать. Они давят на обычные (и необычные) рычаги, но ничего не  происходит… Поскольку никаких применимых макроэкономических инструментов больше фактически не осталось, общим местом стали разговоры о «структурных реформах». Но по вопросу о том, что именно это означает, согласия тоже нет. Между тем, полоумные лидеры возбуждают недовольных избирателей. Похоже, что экономика уже вырвалась из рук тех, кто должен был её управлять, а теперь за нею следует политика… До 2008 года эксперты были уверены, что у них всё под контролем. Да, был пузырь на рынке жилья, но это была всего лишь «крупная выбоина на дороге», как выразилась в 2005 году нынешний председатель ФРС Джанет Йеллен. Почему же  тогда они пропустили шторм? Именно этот вопрос британская королева Елизавета задала группе экономистов в 2008 году. Большинство из них пассивно сложили руки. Это стало следствием «недостатка коллективного воображения у многих умных людей», объясняли они. Хороших экономистов (и многих других хороших людей) объединяет широта образования и взглядов. Она даёт им доступ ко многим, разнообразным способам понимания экономики. Гиганты предыдущих поколений знали многое помимо экономики. У Кейнса был диплом математика, но затем он стал изучать античную классику, а собственно экономике учился менее года, начав затем её преподавать. У Шумпетера была степень кандидата юридических наук (PhD), а у Хайека – юридических и политических наук, он также изучал философию, психологию и анатомию мозга. Современные же профессиональные экономисты, наоборот, не изучают практически ничего кроме экономики. Они даже не читают классические труды по своей собственной дисциплине. Об истории экономики они узнают, если это вообще происходит, из таблиц с данными. Философия, которая могла бы им объяснить ограниченность экономического метода, – для них закрытая книга… Экономисты – это «учёные идиоты» (idiots savants) нашего времени».

Таково мнение английского лорда.

Но английский лорд не знает тех проблем, которые есть у нас. У них веками шлифовались инструменты управления экономикой – налоговая, денежно-кредитная, судебная и другие системы. Например, им известно, что экономика (от др.-греч. οἰκονομία, буквально – «искусство ведения домашнего хозяйства») – совокупность общественных наук, изучающих производство, распределение и потребление товаров и услуг. И в других определениях экономики на первом месте всегда производство товаров и услуг, т.е. того самого «простого продукта», о котором говорили Адам Смит и А.С. Пушкин.

Наши экономисты – и в науке, и в правительстве, и в оппозиции (и в системной, и в несистемной) – до простого продукта не  опускаются. В лучшем случае они находятся на уровне «ученых идиотов», о которых говорит Роберт Скидельски. Их интересуют общие идеи, направления и принципы. В  детали они не вникают. Одни говорят надо делать то, другие – это. А как сделать, чтобы «то» или «это» было делать выгодно, и те, и другие не знают и  знать не хотят – им это настолько не интересно, что конкретные предложения со  стороны (например, наши) они в упор не видят и не слышат. На одном из совещаний по проблемам экономики я подошел к Е.Г. Ясину и сказал ему, что мы выполнили большую работу под названием «Модернизация России: проблемы и пути их решения». Он поинтересовался, кто руководил этой работой. После того, как я сказал, что руководителем авторского коллектива был академик РАН Нигматулин Р.И., Евгений Григорьевич сказал, что такого экономиста он не знает, и потерял ко мне интерес.

К сожалению, такие «пустяки», как формы налоговой отчетности, ставки налогов, нюансы подоходного налогообложения, методика расчета НДС и  многие другие конкретные вопросы, не интересуют не только придворных экономистов, но и таких оппозиционеров как Г. Явлинский, С. Алексашенко, А. Илларионов и др.     

В результате в России создана экономика, в которой производству почти нет места. Есть банки, биржи, курсы акций и валют, фьючерсы, эмиссии, деривативы, свопы, и многое другое, имеющее к производству лишь  косвенное отношение. В этой экономике, чем больше потратил, тем больше ВВП и  тем выше производительность труда; выгодней купить за рубежом, чем сделать самому. Именно этим можно объяснить тот факт, что за годы реформ было уничтожено больше заводов и фабрик, чем за годы Великой Отечественной войны. Промышленность постепенно сходит на нет. По данным Минпромторга, доля продукции российских предприятий в стратегических отраслях (станкостроении, тяжелом машиностроении, легкой, радиоэлектронной, медицинской и фармацевтической промышленности) на нашем рынке в 2014 году составила от 20 до 10%, а от 80 до  90% составил импорт.

Если считать «дном» полное прекращение производства, то мы идем к нему семимильными шагами. Производство многих видов продукции сократилось в десятки раз по сравнению с советским временем. Например, в 2015 году производство ткацких станков, экскаваторов, бытовых пылесосов, шерстяных тканей, согласно Росстату, составило от 0,23% до 1,9% относительно уровня 1990 года, а производство тракторов, металлорежущих станков, часов всех видов, кузнечнопрессовых машин, мотоциклов – от 3,0% до 4,8%. С другими видами продукции дела ненамного лучше.

Можно ли называть министерство, ответственное за эти результаты, министерством экономического развития? Более верное для него название – министерство разрушения российской экономики. То, что происходит последние 25 лет, никак нельзя назвать развитием. И никто не несет за это ответственности. Между тем, ответственность должны нести и экономический блок правительства, и обеспечивающие его теоретическими обоснованиями институты – прежде всего, Высшая школа экономики, Академия народного хозяйства и  государственной службы, Институт экономической политики им. Е.Т. Гайдара и др.

Но есть и хорошие новости. В своем Послании 1декабря 2016 года В.В. Путин предложил подготовить рекомендации по совершенствованию налоговой системы и дал соответствующие поручения правительству, Торгово-промышленной Палате и объединениям предпринимателей. Возможно, и наши наработки будут востребованы. Наконец-то наша больная экономика пойдет на  поправку. С Новым Годом, дорогие товарищи и господа!

 

 

 

 



[1] http://ktovkurse.com/mirovaya-ekonomika/uchennye-idioty-pochemu-ekonomisty-ne-ponimayu-chto-proishodit-s-mirovoj-ekonomikoj  

[2] 

[3]«Доля импорта в стратегических отраслях превысила 80 процентов», 10 июля 1014 г.,

Бюджету не  хватает денег. Обостряется борьба бизнеса, желающего уклоняться от уплаты налогов, и государства, желающего получать от бизнеса как можно больше. Проблема состоит в том, что бизнес не однороден – одни не доплачивают, чтобы выжить, а другие из  принципа: зачем платить, если можно не платить. Отличить одних от других государство не может и стрижет всех под одну гребенку.

Жестокая борьба разворачивается вокруг НДС. Сложность сбора (администрирования) НДС настолько велика, что ФНС фактически смирилась с  уклонениями и следит лишь за соблюдением статус кво, т.е. чтобы было собрано не  меньше, чем в прошлый раз. Для этого в каждом регионе установлена «безопасная доля вычетов», которая в среднем по России составила 90% – ее не должны превышать налогоплательщики. Безопасную долю вычетов для Вашего региона можно увидеть здесь. Сегодня собираемость НДС не превышает 30-40%. Но в связи введением в 2015 году Федеральной налоговой службой системы АСК НДС-2, обеспечивающей контроль уплаты НДС всеми участниками цепочки поставщиков и покупателей, все нарушения будут выявляться. И  именно от ФНС теперь будет зависеть скорость дальнейшего разрушения российской экономики. Например, по данным ЦМАКП только в марте 2015 года обанкротились около 1,5 тыс. предприятий. Возможно, не все из-за НДС. Но и НДС сыграл свою убийственную роль.   

При подготовке статьи мне попался в Интернете такой текст: «…Тема НДС, его администрирования и возмещения приобрела черты национального бедствия… Идет «подковерная борьба», преследующая интересы тех или иных крупных финансово-промышленных групп, для многих из которых так называемый возврат НДС стал одним из наиболее стабильных и надежных источников доходов. Вот, в частности, откуда взялись и  многочисленные льготники по НДС, и те поправки, изменения и дополнения к закону об НДС, которых сегодня насчитывается более сотни и в которых утонет любая надежда найти зерно справедливости при распределении налогового бремени…».

Я думал, что речь едет о России. Оказалось, это сказано на Украине депутатом Одесского облсовета в 2006 году, спустя два года после «майдана-2004». На «вопиющий в пустыне глас» никто не обратил внимания. Через десять лет – «майдан-2014», разруха, гражданская война.

Примерно в те годы по приглашению организаторов я принимал участие в налоговой конференции в  Киеве и делал доклад на тему совершенствования НДС. Говорил примерно то же самое, что и сегодня. Помню, после конференции один из организаторов мне сказал: «у нас (т.е. у них на Украине) – демократия, у вас (т.е. в России) – диктатура, а бардак – одинаков». По поводу диктатуры он, конечно, клеветал, а по поводу бардака мы были единодушны. Налоги уничтожают производство и у них, и у нас.

В Послании 1 декабря 2016 года В.В. Путин поставил задачу поправить нашу налоговую систему. Надеюсь, что теперь идеи нашего Центра (в том числе по НДС), с которыми мы носимся и постоянно шлифуем много лет, наконец-то будут востребованы.

В России НДС действует с 1 января 1992 года. Порядок исчисления налога и его уплаты первоначально был определён законом «О налоге на добавленную стоимость», с 2001 года регулируется главой 21 Налогового кодекса РФ. Максимальная ставка НДС в  Российской Федерации после его введения составляла 28%, затем была понижена до  20%, а с 1 января 2004 года составляет 18%. Для некоторых продовольственных товаров, книг и товаров для детей в настоящее время действует также пониженная ставка 10%; экспорт и многие другие виды добавленной стоимости НДС не облагаются, т.е. ставка 0%.

НДС – один из основных источников дохода бюджета. В 2015 году был собран НДС в сумме 4,1 трлн. руб., в т.ч. 1.510,6 млрд. руб. за импорт. В 2016 г. запланировано собрать НДС в сумме 4.409,0 млрд. руб., или 31,97% доходов Федерального бюджета. Именно весомость НДС для бюджета требует особого внимания к способам и  порядку реформирования этого налога.

Существующие методика расчета НДС и система его администрирования открывают недобросовестным налогоплательщикам большие возможности для уклонения от уплаты налога и создают дополнительные проблемы для тех, кто хочет «заплатить налоги и спать спокойно». Именно с НДС связаны многочисленные конфликты между налоговиками и налогоплательщиками. Больше половины налоговых дел в арбитражных судах посвящены НДС. Злоупотребления процветают и при экспорте, и при реализации продукции внутри страны.

О собираемости НДС (резервах бюджета) говорят данные ФНС о собранном НДС и данные Росстата о добавленной стоимости (см. Таблицу): 

Таблица. Структура НДС, собранного ФНС (форма 1-НОМ), и добавленной стоимости (Росстат) по отраслям, млрд. руб.

№№

п/п

Отрасли народного хозяйства

Собран

НДС, в 

2015 г.

по отраслям

Доля отраслей в собран-ном НДС

Валовая добавленная  cтоимость отраслей России, в 2013 году

Доля отраслей в добавленной стоимости России

Эффективная ставка НДС

для отраслей

7 = 3 : 5 х 100%

1

2

3

4

5

6

7

 

По России, в том числе:

2.589,4

100%

57.476,9

100%

4,51%

1.

Добыча полезных ископаемых

168,9

 

6,52%

6 217,9

10,82%

 

2,72%

2.

Обрабатывающие производства

509,7

 

19,68%

8 519,3

14,82%

 

5,98%

3.

Производство и распределение электроэнергии, газа и воды

208,9

 

 

 

8,07%

1 949,8

3,39%

 

 

 

10,71%

4.

Строительство

299,4

11,56%

4 159,2

7,24%

7,20%

5.

Оптовая и  розничная торговля; ремонт авто-транспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов

 

 

384,0

 

 

 

 

14,83%

10 471,6

18,22%

 

 

 

 

3,67%

6.

Гостиницы и рестораны

31,9

1,23%

582,8

1,01%

5,47%

7.

Транспорт и связь 

271,2

10,48%

4 885,4

8,50%

5,55%

8.

Финансовая деятельность 

105,5

4,07%

2 819,2

4,90%

3,74%

9.

Операции с  недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг

471,4



18,2%

6 922,7

12,04%


 

6,81%

10.

Предоставление прочих коммунальных, социальных и персональных услуг

55,3

 

 

 

2,13%

944,5

1,64%

 

 

 

5,85%

 Всего в 2015 году в бюджет поступил НДС в сумме 4.100,0 млрд. руб., в т.ч. 2.589,4 млрд. руб. за продукцию, произведенную и  реализованную в России (форма 1-НОМ), и 1.510,6 млрд. руб. за импорт (данные ФТС).

Из таблицы видно, что эффективная ставка НДС в целом по России составляет 4,51%. Если ставку НДС снизить с 18% до 8% и считать НДС, как мы предлагаем, прямым способом как произведение официальной добавленной стоимости предприятия (зарплата+прибыль+амортизация+налоги) на ставку налога, то  за продукцию, произведенную и реализованную в России бюджет получит дополнительно около двух триллионов рублей. А если, по примеру Китая, отменить возмещение НДС при экспорте продукции добывающих отраслей и частично сократить льготы, дополнительные доходы бюджета будут еще больше. Будут компенсированы и потери (около 750 млрд. руб.) из-за снижения ставки НДС на импорт. А если выявить теневую добавленную стоимость, которая по некоторым данным превышает 40% ВВП, то  дополнительные доходы бюджета станут еще больше. И существенное (c 18% до 8%) снижение ставки НДС будет этому способствовать. И никаких возмещений НДС и споров с налоговым инспектором по этому поводу! И «обналичка» будет почти не нужна. И населению это понравится, т.к. будут снижены розничные цены, которые включают в себя НДС. 

На  пресс-конференции 23 декабря В.В. Путин сообщил, что «после введения плоской 13-процентной шкалы на доходы физических лиц сборы налога на доходы физических лиц увеличились в семь раз». Возможно, речь идет не о том, что это произошло благодаря введению плоской шкалы. Возможно, просто фиксируется факт, что в 2016 году спустя 15 лет после введения плоской шкалы сумма собранного подоходного налога в семь раз превысила сумму, собранную до ее введения.

На  самом деле, введение плоской шкалы подоходного налога никак не повлияло на его собираемость, но отрицательно сказалось на экономическом развитии России. Расчеты Института социально-экономических проблем народонаселения Российской Академии наук показывают, что если бы в нашей стране была среднеевропейская прогрессивная шкала подоходного налога, то ВВП России был бы на 30-50 процентов выше, чем в реальности. Объяснение очень простое. Если у большинства населения нет денег, то нет покупательского спроса, и ВВП не растет. А богатые тратят в России ровно столько, сколько нужно на достойное существование, а основные средства хранят за рубежом и там же покупают недвижимость и предметы роскоши (яхты, футбольные клубы и др.). Или занимаются бизнесом, т.е. на выкачанные из России деньги развивают экономику других стран, что также не способствует росту производства и ВВП в России.

Недавно на сайте «Форбс» появилась статья «Калькулятор против Путина», в которой нарисована неприглядная картина сосуществования российского гражданина с государством. Среди прочего, автор выразил сомнения в эффективности нашей налоговой системы и целесообразности применения плоской шкалы. Статья была настолько интересной, что удостоилась полного разоблачения на том же сайте.

Кто-то скажет: мало ли кто и что пишет. Но одно дело, когда о преимуществах плоской шкалы говорят представители власти, а другое дело — «Форбс», которому многие верят. И оппозиционные экономисты, критикующие власть, тоже нашей налоговой системой и, в частности, плоской шкалой довольны. Приведу лишь мнение Е.Г. Ясина, высказанное на «Эхе Москвы»: «Никаких очередных реформ в налоговой системе нам не нужно. Сейчас общий уровень налоговой нагрузки составляет 39 процентов. Эта цифра — незапредельная, бизнес ее выдержать может (2008)... Прогрессивной шкалы налогообложения в России больше не будет никогда. И  следовать по этому пути будет все больше стран (2010)».

Колумнист «Форбс» в обоснование плоской шкалы утверждает, что «в Германии вдобавок к прогрессивному подоходному налогу (до 45%) платят 41% налогов на ФОТ», а «во Франции работодатели платят 45% налога на ФОТ, работники — 21% социальных отчислений плюс подоходный налог по ставке до 40%... Налоги с фонда оплаты труда в России существенно ниже, чем за рубежом». К сожалению, так думают многие.

Ситуация почти безнадежная. Мы (я и В.А. Кашин, д.э.н., государственный советник налоговой службы II ранга) в своих работах и статьях (например, более 90 статей в течение пяти лет в моем блоге на «Эхе Москвы») доказываем на уровне дважды два, что именно налоговая система — главный тормоз развития российской экономики. Но записные экономисты и справа, и слева, и в центре в упор не видят ни нас, ни проблемы, о которых мы пишем.

Сравним ситуации в России, в Германии и во Франции, о чем пишет колумнист Форбс.

Примем месячную зарплату работника в Германии , имеющего неработающую жену и одного ребенка, с налогами на нее (брутто) равной 3’000 (или 2’000, или 1’000) евро. Необлагаемый подоходным налогом минимум дохода для этой семьи — 17’304 евро в год. Зарплата и вычитаемые налоги будут выглядеть следующим образом (с учетом 1 евро = 64 руб.):

Примеры расчета месячной зарплаты по немецкой шкале, брутто/нетто

Удержания

Пример 1

Сумма,

в евро
(руб.)

Пример 2

Сумма,

в евро
(руб.)

Пример 3

Сумма,

в евро
(руб.)

Зарплата брутто (включая налоги)

3’000,00

(192.000)

2’000,00

(128.000)

1’000,00

(64.000)

Подоходный налог

217,17

25,17

0,00

Церковный налог

6,71

0,00

0,00

Медицинское страхование (8,2%)

246,00

164,00

82,00

Страхование по уходу (1,175%)

35,25

23,50

11,75

Пенсионное страхование (9,35%)

280,50

187,00

93,50

Страхование на случай безработицы (1,5%)

45,00

30,00

15,00

Нетто-зарплата (на руки)

2.169,37

1.570,33

797,75

Разница (налоги), брутто-нетто

830,63

429,67

202,25

Мес. з/п на руки в рублях по немецкой шкале

(138.840,0)

(100.480,0)

(51.059,2)

Мес. з/п на руки в рублях по российской шкале

(109.440,0)

(72.960,0)

(36.480)

Налоговые вычеты в рублях по немецкой шкале

(53.145,6)

27,68%

(27.520,0)

21,5%

(12.940,8)

20,22%

Налоговые вычеты в рублях по российской шкале, (13%+30%=43%)

(82.560)

43%

(55.040,0)

43%

(27.520,0)

43%

Данные таблицы говорят сами за себя и добавить тут нечего.

Во Франции подоходный налог берется с дохода тоже по прогрессивной шкале (от 5,5 до 75%). Необлагаемый минимум в 2016 году составляет 6 011 евро в год. Максимальную ставку 75% применяют при доходе семьи в 1 млн. евро.

Необлагаемый налогом годовой доход одиночки в Германии составляет в 2016 году 8.652 евро (или 46 тыс. руб.мес.); во Франции необлагаемый доход составляет 6.011 евро (или 32 тыс. руб./мес.). По  данным ВЦИОМ в августе 2015 года медианная зарплата на руки в России составляет 20 тыс. 487 рублей, т.е. половина населения получает зарплату больше этой суммы, а половина — меньше.

Если бы при сегодняшних зарплатах в России была французская шкала, то от налога были бы освобождены по меньшей мере 60% населения; а если бы немецкая — 70-80%.

Предлагаемая нами шкала (20 тыс. руб. в месяц налогом не облагается, до 250 тыс. руб. — 13%, до 1 млн. — 30% и свыше 1 млн. руб./мес. — 50%) не затронет «средний класс». Половина населения будет освобождена от уплаты НДФЛ и лишь немногим придется платить существенно больше. При этом бюджет получит дополнительно 2-3 трлн. руб.

Вот и выбирайте — какая шкала лучше.


В России создана экономика, в которой производству почти нет места. В этой экономике, чем больше потратил, тем больше ВВП и тем выше производительность труда; выгодней купить за рубежом, чем сделать самому. За годы реформ уничтожено больше заводов и фабрик, чем за годы Великой Отечественной войны. Промышленность постепенно сходит на нет. По данным Минпромторга, доля продукции российских предприятий в стратегических отраслях (станкостроении, тяжелом машиностроении, легкой, радиоэлектронной, медицинской и фармацевтической промышленности) на нашем рынке в 2014 году составила от 20 до 10%, а от 80 до 90% составил импорт. Если считать «дном» полное прекращение производства, то мы идем к нему семимильными шагами.

Задача развития экономики актуальна как никогда. Звеном, за которое можно вытащить цепь является налоговая система. Именно налоги, т.е. всё, что государство принудительно и безвозмездно изымает у  граждан и предприятий (собственно налоги, страховые сборы, таможенные пошлины, акцизы и т.д.), должны формировать доходы бюджета и обеспечивать развитие экономики.

Наша система налогообложения не выдерживает критики. Она сложна, запутана и противоречива. Она плохо выполняет фискальные функции и почти не выполняет функции стимулирующие, распределительные и социальные. Она противоречит требованиям науки, мировому опыту и интересам России, а Налоговый Кодекс требует коренной переработки. Именно существующая налоговая система является главным тормозом экономического развития нашей страны, причиной разрушения российской промышленности, коррупции и крайне высокого социального расслоения населения.

Именно в совершенствовании налоговой системы у нас огромные резервы. Ни экономический блок правительства, ни его идеологи – ученые НИУ ВШЭ, РАНХиГС, Института им. Е.Т. Гайдара и др. об этом не знают. 

Вот, например, мнение Минэкономразвития в изложении А.В. Улюкаева: «… Наша налоговая система – я в этом глубоко убежден – одна из лучших в мире… И плоская шкала налоговая на доходы физических лиц – один из краеугольных камней этой системы… Введение прогрессивной шкалы не прогрессивно, а реакционно…».

А вот мнение научного руководителя НИУ ВШЭ Е.Г. Ясина: «Никаких очередных реформ в налоговой системе нам не нужно. Сейчас общий уровень налоговой нагрузки составляет 39 процентов. Эта цифра – незапредельная, бизнес ее выдержать может (2008)… Прогрессивной шкалы налогообложения в России больше не будет никогда. И следовать по этому пути будет все больше стран (2010)».

Между тем, сегодня в России производить не выгодно, в первую очередь, из-за высоких налогов.

Сравним с Канадой. Там россиянам принадлежит тракторный завод. На одном из совещаний В.В. Путин попросил объяснить, почему завод не переводят в Россию. Ему представили аналитическую записку, из которой видно, что, если завод перевести в Россию, он работать не  сможет. Завод в Канаде в 2012 г. получил прибыль $16,4 млн. В России он получил бы убыток $21,7 млн. Главная статья налоги: в Канаде уплатили налоги на сумму $47,9 млн., а в России должны были бы уплатить $74 млн., т.е. на $26,1 млн. больше. При этом на заводе в Канаде работают 14 бухгалтеров, в России для такого завода потребуется 65 бухгалтеров.

Аналогичный результат получен при сравнении работы в России и в США модельного предприятия, предложенного Минфином в «Основных направлениях налоговой политики…» В США нагрузка на это модельное предприятие в 5 раз меньше, чем у нас. В США нет НДС (у нас – 18%), нет налога на имущество предприятий (у нас – 2,2%), расходы до $2 млн. в год на  приобретение оборудования сразу списываются на производство (амортизационная премия – 100%; у нас сначала заплати 20% налог на прибыль, потом – покупай, что хочешь), социальные взносы – 13,3% (у нас — 30%), годовой доход работника до  $8500 налогом не облагается. У них прогрессивные шкалы НДФЛ до 39,6% и налога на прибыль от 10 до 38%. Общий принцип: бедным гражданам и предприятиям дают возможность «подняться», а потом разумно «стригут». Половина граждан освобождена от уплаты налогов.

Тем не менее, и у нас предприятия работают. Из-за высокой налоговой нагрузки они вынуждены или повышать цены на  свою продукцию или уклоняться от уплаты налогов. Уклонения приобрели массовый характер – их собираемость не превышает 50%.

Например, в 2014 г. собрали НДФЛ и  социальные взносы с налогооблагаемой базы 24 трлн. руб., а доходы населения, согласно Росстату, составили – 48 трлн. руб.

Еще меньше собираемость НДС, который в  2014 году был собран с налоговой базы 12 трлн. руб., а добавленная стоимость предприятий, выпускающих продукцию, облагаемую НДС, согласно Росстату, составила 35 трлн. руб.

Но если обеспечить среднеевропейскую собираемость налогов, российская экономика рухнет. Чтобы этого не произошло необходимо оптимизировать ставки налогов до разумного уровня и улучшить налоговое администрирование.

В первую очередь необходимо реформировать систему подоходного налогообложения. Россия – единственная из  стран ОЭСР, «Двадцатки», БРИКС и многих других с «плоской» шкалой подоходного налога. Введение прогрессивной шкалы подоходного налога – обязательное условие развития экономики. Предлагаемая нами шкала (20 тыс. руб. в месяц налогом не  облагается, до 250 тыс. руб. – 13%, до 1 млн. – 30% и свыше – 50%) не затронет «средний класс». Для абсолютного большинства населения налоги будут ниже и лишь  для 1-2% – выше. При этом бюджет получит дополнительно 2-3 трлн. руб.

Необходимо снизить ставку НДС до 8-10%, сократить число льгот, отменить возмещение НДС при экспорте сырья и считать НДС путем умножения добавленной стоимости на ставку налога. Это даст бюджету дополнительно также 2-3 трлн. руб. Одновременно будут снижены розничные цены. В  них тоже заложен НДС.

Запутанность налоговых процедур мешает работать. Ситуация ухудшается с каждым днем. Переход на электронную систему отчетности проблему не снимает. При подготовке моей статьи я обратился к  бухгалтеру малого (12 работников) машиностроительного предприятия с просьбой распечатать квартальную Налоговую декларацию по НДС. На экране монитора появилось такое сообщение:

«Налоговая декларация по налогу на  добавленную стоимость: количество печатных листов отчета 1444. Печать данного количества листов не является целесообразным. Продолжить?». От печати 1 тысячи 444 страниц я отказался.

Мы (я и мой соратник В.А. Кашин, д.э.н., государственный советник налоговой службы II ранга) уже более 10 лет безуспешно предлагаем упростить налоговую отчетность и сократить объем деклараций до 1-2 страниц. Мы и форму разработали.

Налоговая система угрожает безопасности России: она разрушает производство, плодит нищету и коррупцию. Необходимо немедленно приступить к разработке нового Налогового Кодекса. Налоговую доктрину для России и рекомендации по совершенствованию налоговой системы мы разработали в 2011 году по заданию Председателя Совета Федерации (тогда это был С.М. Миронов). Но никому ничего не надо. На все наши предложения Минфин отвечает отписками.

О необходимости решения налоговых проблем сказал В.В. Путин в своем Послании 1 декабря: «…Мы должны так ориентировать нашу налоговую систему, чтобы она работала на главную цель: на стимулирование деловой активности, на рост экономики и инвестиций, создавала конкурентные условия для развития наших предприятий… Предлагаю в течение следующего года детально и всесторонне рассмотреть предложения по настройке налоговой системы, обязательно сделать это с участием деловых объединений. …Необходимо в 2018 году подготовить и принять все соответствующие поправки в законодательство, в Налоговый кодекс, а с 1 января 2019 года ввести их в действие…».

Возможно, наконец-то наши наработки будут востребованы. Именно мы – специалисты «Экспертно-аналитического Центра по модернизации и технологическому развитию экономики» можем и хотим принимать участие в решении задачи, поставленной Президентом. Мы много лет занимаемся исследованием российской налоговой системы, выполнили множество НИР, написали десятки статей, точно знаем, что и как надо делать, и можем в этом убедить непредвзятого слушателя. Где бы нам такого найти?! Подробности и обоснования см. на нашем сайте www.modern-rf.ru в разделе «Наши труды».

 


«Деньги у нас есть. У нас ума не  хватает».

Кот Матроскин. Каникулы в  Простоквашине.

 

Денег не  хватает Минфину для наполнения бюджета. Чтобы решить проблему, он предлагает подумать о повышении на один процент всех ключевых налогов, включая налог на  доходы физлиц, НДС и налог на прибыль. Еще одна идея — не платить пенсии работающим пенсионерам… Таким способом за три следующих года Минфин планирует дополнительно собрать в бюджет почти 2,5 трлн рублей.

Но В.В. Путин велел налоги не повышать до 2018 года. Возможно, Минфин не выполнит указание президента, как это он уже делал неоднократно, называя налоги, например, сборами. На самом деле, налоги – это все платежи, которые государство изымает принудительно и  безвозмездно у граждан и организаций – собственно налоги, социальные сборы, таможенные пошлины, акцизы, сборы за проезд по дорогам и т.п. Вспомните, сколько новых изъятий появилось в последние годы. А сколько задумок Минфин еще не  реализовал?

Доходы бюджета складываются, в основном, из налогов. Но увеличить сумму собранных налогов можно разными способами: развитием экономики увеличивать налоговую базу, более разумной эксплуатацией богатств страны, оптимизацией налоговых ставок, совершенствованием налогового администрирования и, наконец, повышением налогов. Минфин делает то, что умеет – повышает налоги и безуспешно пытается повысить их собираемость.

 Между тем налоги берутся из экономики. Чем больше экономика, тем больше налоговая база и тем больше налогов. Но проблемы экономики Минфин не интересуют; этой проблемой занимается Минэкономразвития, который не  интересуют налоговые проблемы. Сегодня они действуют, как персонажи басни «Лебедь, рак и щука».

Давно пора эти Министерства объединить и назвать Министерством экономики и финансов, как это было в РСФСР и как это есть сегодня во Франции, в Италии и в некоторых других странах.

А пока, из-за полной несогласованности в работе министерств и из-за высокого налогового бремени в России производить не выгодно. Производство сходит на нет. По данным Минпромторга, «во многих стратегических отраслях промышленности доля импорта в  потреблении превышает 80 процентов». Доля Российской продукции составляет от  20% до 10% и продолжает падать. Казалось бы, дальше некуда. Тем более, что наш премьер сообщил, что дела налаживаются. Между тем, по мнению Минэкономразвития, «экономика России будет расти в 2,5 раза медленнее, чем мировая, даже если цены на нефть поднимутся до 55 долларов за баррель». А в ближайшие 20 лет, по мнению министра, Россию ждет стагнация.

Между тем. Деньги для бюджета можно найти. И мы знаем, что и как надо делать, и можем объяснить и доказать сомневающимся. Год назад в статье «О резервах бюджета – 2016» в блоге на «Эхе Москвы» мы (я и мой соавтор д.э.н., государственный советник налоговой службы II ранга, бывший начальник Управления МНС, бывший с 2002 по 2011 год первый зам. директора созданного по Указу В.В. Путина Института развития налоговой системы при ФНС В.А. Кашин) предлагали конкретные меры по увеличению доходов бюджета-2016 сумму от 8 до 11 трлн. руб. Это мы предлагали не только в статье на «Эхе Москвы», но и Государственной Думе, где 29 октября 2015 г. прошел Круглый стол на тему «Обсуждение Федерального бюджета на 2016 год» и куда мы были приглашены в качестве независимых экспертов. К сожалению, нас не услышали. Никому ничего не надо.

Прошло уже больше года, но и сегодня мы не может найти того, кому это надо. Одного такого человека мы знаем. Это – В.В. Путин. Мы очень надеемся, что ему это нужно. Но  между ним и нами непроходимое болото.

Эффективность наших предложений подкреплена результатами НИР (см. сайт ЭАЦ «Модернизация», раздел «Наши труды») и на всех обсуждениях возражений по существу мы не слышали.

Например, большие резервы таятся в НДС. Совершенствованием администрирования и методики расчета при одновременном снижении ставки НДС с 18% до 8-10% можно получить 2-3 трлн. руб.

Совершенствование подоходного налогообложения с введением прогрессивной шкалы подоходного налога и необлагаемого налогом дохода 20 тыс. руб. в месяц даст бюджету дополнительно также не менее 2-3 трлн. руб. ежегодно.

Значительные резервы таятся в совершенствовании работы таможни. Опираясь на наши исследования (см. здесь), межведомственная комиссия при Государственной Думе насчитала потери бюджета из-за недоплаты таможенных платежей в 2013 году в  размере 2,5 трлн. руб.

«Мимо кассы» идет значительная часть импорта и экспорта. В этом легко убедиться, сравнивая данные ООН (см. здесь) об экспорте и  импорте России и данные стран-партнеров России. Например, Россия поставила в 2015 г. Германии продукцию 27 группы (нефть, нефтепродукты и т.п.) на 10,9 млрд. долларов, а немцы в том же году получили из России продукцию на 27,5 млрд. Откуда разница 16,6 миллиардов? В США мы поставили углеводороды на 3,1 млрд. долл., а  они получили на 9,0 млрд. – разница 5,9 млрд. долл. Как это?

Что делать? Бороться с воровством трудно. Но есть простой выход, который мы предлагаем. Право добычи сырья надо давать по конкурсу тем российским и зарубежным компаниям, которые захотят добывать его, получая меньшую сумму за единицу добываемого сырья. При этом сырье, например, нефть остается в собственности государства, и оно продает ее внутри страны и на экспорт без офшоров и  посредников, в том числе и добывающим компаниям на общих основаниях: пусть, если захотят, развивают нефтепереработку. Никаких СРП, НДПИ, налоговых маневров, налогов на дополнительный доход, акцизов и прочее. На таких условиях наши компании (Лукойл, Газпромнефть и др.) работают за рубежом. Например, консорциум в составе Лукойла и Статойла (Норвегия) получил право добычи нефти на месторождении Курна-2 в Ираке. За каждый баррель он будет получать $1,25 (один и двадцать пять сотых доллара). Колебания мировых цен на нефть его не  касаются. Зато консорциум заинтересован в снижении издержек и росте производительности труда.

Для проверки эффективности предлагаемой системы добычи ископаемых ее целесообразно опробовать на одном из новых месторождений и лишь после этого начинать реформирование добывающей отрасли.

Таким образом, только совершенствование НДС и подоходного налогообложения, наведение порядка на таможне и изменение правил добычи нефти даст бюджету от 8 до 11 трлн. руб. ежегодно и позволит более успешно решать социально-экономические проблемы России.

Сопоставьте наши предложения и планы Минфина повысить все налоги и получить 2,5 трлн. руб. за три года.


Итоги действий российской власти за последние 25 лет подвел Минпромторг: «во многих стратегических отраслях промышленности доля импорта в потреблении превышает 80 процентов, что создает потенциальную угрозу, как для национальной безопасности, так и конкурентоспособности российской экономики в целом. При этом наиболее перспективными с точки зрения импортозамещения являются станкостроение (доля импорта составляет более 90 процентов), тяжелое машиностроение (до 80 процентов), легкая промышленность (до 90 процентов), радиоэлектронная промышленность (до 90 процентов), фармацевтическая и  медицинская промышленность (до 80 процентов)».

Рост доли импортной промышленной продукции начался в  1991 году и продолжается до сих пор, дойдя до 80-90%. Соответственно, российская продукция на российском рынке составляет от 20 до 10%.

Если считать «дном» полное прекращение производства, то мы идем к нему семимильными шагами. Производство многих видов продукции сократилось в десятки раз по сравнению с советским временем. Например, в 2015 году производство ткацких станков, экскаваторов, бытовых пылесосов, шерстяных тканей, согласно Росстату, составило от 0,23% до 1,9% относительно уровня 1990 года; производство тракторов, металлорежущих станков, часов всех видов, кузнечнопрессовых машин, мотоциклов – от 3,0% до 4,8%. С другими видами продукции дела ненамного лучше. Численность работников машиностроения сократилась с 9,7 млн. чел. в 1990 году до 2,6 млн. чел. в 2013 году, т.е. в 3,7 раза. Казалось бы, дальше некуда. Тем не менее, Минэкономразвития прогнозирует еще 20 лет стагнации, несмотря на то, что наш премьер сообщил, что дела налаживаются.

Можно ли называть министерство, ответственное за эти результаты, министерством экономического развития? Более верное для него название – министерство разрушения российской экономики. То, что происходит последние 25 лет, никак нельзя назвать развитием. И никто не  несет за это ответственности. Между тем, ответственность должны нести экономический блок правительства и обеспечивающие его теоретическими обоснованиями институты – Высшая школа экономики, Академия народного хозяйства и государственной службы, Институт экономической политики им. Е.Т. Гайдара и др. Лучше никакой теории, чем теории, ведущие в пропасть. К сожалению, не ясна позиция экономических институтов Российской Академии наук. Или свою позицию они скрывают.

Антикризисная программа правительства и принятый в  декабре 2014 г. «Закон о промышленной политике в Российской Федерации» разработаны в рамках парадигмы, исключающей промышленное развитие России. Такие инструменты, как налоговая, кредитно-финансовая, таможенно-тарифная, банковская и судебная системы, в этих документах почти не задействованы. За налоги отвечает Минфин, за экономику — Минэкономразвития, за промышленность — Минпромторг, за ставку рефинансирования – Центральный Банк, за таможню – ФТС, за цены на энергоресурсы – нефтяные и газовые компании, за стандарты – Госстандарт и т.д.; за отрицательные результаты развития российской экономики не отвечает никто.

Еще одна проблема в том, что справедливость идей многих критиков экономической политики правительства, далеко не очевидна – от реальной экономики они далеки. Критика, возможно, и  справедлива, но рецепты сомнительны. К тому же, многие из них уже пробовали свои силы в 90-е годы. К 1996 году неэффективность их рецептов стала настолько  очевидной, что на тогдашних выборах президента им пришлось использовать то, против чего они выступают сегодня.

Чтобы добиться результата, надо менять систему. И, в первую очередь, не политическую, а экономическую. Эта система была сформирована в 90-е годы и с тех пор остается неизменной. Прошлые правительства и обслуживающие их ученые реальную экономику не знали, не  понимали и не пытались понять. С тех пор ничего не изменилось. Уровень некомпетентности сохранился.

Министерства строят планы, разрабатывают Федеральные целевые программы (ФЦП), пишут «Дорожные карты». И не несут за их невыполнение никакой ответственности. Виноватых нет или мы о них не  знаем. Например, за невыполнение созданной в 2002 году ФЦП «Развитие гражданской авиации», согласно которой в 2015 году должны были построить 2800 самолетов, наказание никто не понес.

В результате, мы имеем то, что имеем.

Главным звеном, за которое можно вытащить цепь, является налоговая система. Именно налоги – основной источник доходов бюджета, т.е. средств на образование, культуру, науку, здравоохранение, оборону и т.д. При этом, под налогами следует понимать все платежи, которые государство изымает принудительно и безвозмездно у граждан и организаций – налоги, таможенные пошлины, страховые взносы, акцизы, сборы и т.д. В популярной форме об этом можно прочитать здесь, а в более научной – здесь

Российская налоговая система противоречит требованиям науки, мировому опыту и интересам России. Существующая налоговая система разрушает производство в России и делает его невыгодным; налоговая система плодит коррупцию и теневую экономику.

К тому же собираемость налогов в России не превышает 50%. При этом, одни уклоняются от уплаты налогов, чтобы выжить, а другие из  принципа: «зачем платить, если можно не платить». Например, подоходный налог и  социальные взносы в 2014 году были собраны с налоговой базы 24 трлн. руб., а согласно Росстату, доходы населения составили 48 трлн. руб. Еще ниже собираемость НДС – она не превышает 30%. Огромные потери несет бюджет при внешнеторговых операциях. Например, импорт России в 2011 году, по данным ФТС, составил 305,3 млрд. долл., а по данным стран-партнеров, они поставили в Россию в том же году товары на 612,2 млрд. долл.; экспорт России составил 516 млрд. долл., а объем нашей продукции, полученный покупателями – странами-импортерами, в 2011 году составил 1 трлн. 34 млрд. долл. Примерно половина экспорта и импорта идет «мимо кассы». По результатам нашей работы и по расчетам межведомственной рабочей группы, созданной в 2014 году при Государственной Думе по указанию руководства страны, установлено, что бюджет России в 2013 году недополучил от ФТС около 2,5 трлн. руб. Возможно, по этой причине был снят с  поста директор ФТС.

Что и как надо делать, подробно и убедительно описано в работах нашего Экспертно-аналитического центра по модернизации и  технологическому развитию экономики (ЭАЦ «Модернизация», раздел «Наши труды»). Свои рекомендации мы направляли правительству, а от него получали отписки: правительству это не интересно. Не помогали даже наши обещания дать бюджету дополнительно несколько триллионов рублей — например см. здесь, стр. 144. 

К сожалению, наши рекомендации не интересны и объединениям предпринимателей, и АСИ, и другим общественным и государственным организациям. Большинству из них важен не результат, а процесс, который не должен прекращаться. Главное – не победа, а участие. Возможно, именно этому принципу следует большинство руководителей, к которым мы обращались за содействием.


Так называется статья в «The New Times» от 19 сентября с. г., в которой изложены позиции А. Навального, М. Виноградова, С. Петрова и Д. Орешкина. Статья интересная и с мнениями авторов я в основном согласен. Они правы. Но это – не вся правда. У этой проблемы есть и другие стороны.

Результаты выборов показали, что партийным обещаниям светлого будущего народ не верит – лучше синица в руках, чем журавль в небе. Все партии предлагали что-то хорошее, но не предлагали способов и механизмов его достижения. Например, лозунг Яблока – «Не врать и не воровать!» и их программу «Земля-Дома-Дороги» поддержит каждый. А результат выборов – 1,99%.  Другие партии тоже хорошо обещали и тоже «мимо кассы». 

Причин провала на выборах много. Их объясняют и обсуждают и в СМИ, и в Интернете, и, в частности, на Эхе Москвы.

Но  одна причина остается вне внимания: никто из партий, включая победившие, не  предлагает конкретных механизмов решения тех или иных задач.

Знаете ли Вы, что 2014 году, по данным Минпромторга (см. здесь) на российском рынке доля импорта в продукции стратегических отраслей (станкостроение, тяжелое машиностроение, радиоэлектронная, легкая, медицинская и фармацевтическая промышленность), составляла от 80 до 90%. Соответственно российская продукция – от 20 до 10%. И эта доля продолжает падать. Возможно, полное прекращение производства в России и есть то «дно», о котором говорит наш Министр экономического развития.

Партия роста называет главной проблемой недостаток средств у предпринимателей и  предлагает контролируемую денежную эмиссию. Но как может помочь эмиссия, если не  выгодно производить. Предпринимателям-производителям продукции, конкурирующей с импортом, эта проблема известно давно: они не могут продать свою продукцию и не могут конкурировать на рынке труда в своей стране. Токаря найти невозможно, зато много охранников, продавцов и грузчиков. А лучшие инженеры работают в банках или в сырьевых отраслях.

В  первую очередь, не выгодно производить из-за налогов. Это убедительно показано К.А. Бабкиным в Записке на имя В.В. Путина «Почему тракторный завод останется в  Канаде» (см. здесь): «Завод в  Канаде в 2012 году заплатил в виде налогов $47,9 млн.; в России такой завод должен заплатить $74 млн., т.е. на $26,1 млн. больше… На заводе в Канаде работают 14 бухгалтеров, а в России для такого завода потребуется 65 бухгалтеров… Завод в Канаде получил в 2012 году прибыль в размере $16,4 млн., а в российских условиях имел бы убыток $21,7 млн., т.е. не мог бы  работать».

О  том же говорит и сотрудник Института экономики РАН, д.э.н. М.М. Соколов (см. здесь): «При оценке налоговой нагрузки в России как в целом по экономике, так и в отраслевом разрезе не только у руководителей государства, но и у многих экономистов сложилось твердое убеждение, что тяжесть налогообложения в нашей стране меньше, чем в промышленно развитых странах. На самом деле это глубокое заблуждение. По нашим расчетам, реальная налоговая нагрузка в России на бизнес, за исключением сырьевых отраслей, в 1,8 раза выше, чем в развитых странах. В  первую очередь, это связано с отсутствием в России прогрессивной шкалы по  доходам физических лиц, в результате чего 70% налоговых сборов собирается с  юридических лиц, в то время как в развитых странах на эту группу налогоплательщиков приходится только 30–40%».  

Кредиты тоже важны, но если производить не выгодно, то они не помогут.

А  как же люди что-то производят? Производят те, кто не имеет конкурентов и  высокие налоги включает в цену товаров (услуг). Или те, кто уклоняется от  уплаты налогов. При этом, одни не платят налоги, чтобы выжить, а другие – из принципа: зачем платить, если можно не платить.

Знаете ли Вы, что собираемость налогов в России не превышает 50%. Например, в 2013 году НДФЛ был собран с налоговой базы 21 трлн. руб., а доходы населения, согласно Росстату, составили 48 трлн. руб. А ведь доходы являются налоговой базой не только подоходного налога, но и налоговой базой социальных взносов. Другой пример: НДС был собран с налоговой базы 11 трлн. руб., а согласно Росстату, добавленная стоимость отраслей, облагаемых НДС, составила 35 трлн. руб.

Ни  одна из партий (кроме Партии дела) эти проблемы даже не упоминает.

Все знают, что главная проблема России – коррупция. Рецепт один – сажать и еще раз сажать. А то и расстреливать. Но мировой опыт показывает, что люди больше боятся не тяжести наказания, а его неотвратимости. Например, в Китае с 2001 по  2012 год были расстреляны 13 тыс. чиновников (см. здесь). Между тем Китай по уровню коррупции ушел не далеко от нас – в рейтинге уровня коррупции Китай находится на 80-м месте, а Россия – на 133-м.

В  других странах люди такие же. Человек как вид один во всех странах. Всем свойственны «смертные грехи» (алчность, зависть, гордыня и др.) и все реагируют на искушения. Но в других странах коррупции меньше. Люди боятся грешить и стараются не создавать искушения. Ведь все полученное незаконно превращается в недвижимость, счета в банках и в предметы роскоши. И в  развитых странах каждый владелец собственности точно знает, что к нему придет налоговый инспектор, спросит об источнике дохода и попросит показать декларацию. И этот порядок обеспечивает система подоходного налогообложения. В  России такой системы нет.

И  вся российская налоговая система нуждается в коренном реформировании. Более того, нам точно известно что и как надо делать (см. здесь). Но мы не можем найти тех, кому это интересно – и среди власти, и среди оппозиции.

Все знают, что главным источником нашего благосостояния являются доходы от продажи природных ископаемых. Но мало кто знает, что примерно половина импорта и экспорта идут в страну и из страны «мимо кассы». Например, импорт России в 2011 году, по данным Федеральной таможенной службы, составил 305,3 млрд. долл., а по данным стран-партнеров, они поставили в Россию в том же году товары на 612,2 млрд. долл.; экспорт России составил 516 млрд. долл., а объем нашей продукции, полученный покупателями – странами-импортерами, в 2011 году составил 1 трлн. 34 млрд. долл. (например, см. здесь). По расчетам Межведомственной рабочей группы при Государственной Думе (2014 год), бюджет России недополучает таможенные налоги и пошлины в сумме 2,5 трлн. руб. По  решению этой проблемы есть конкретные Рекомендации Московского экономического форума 2014 года (см. здесь). 

Но  и на эту проблему участники выборов не обращали внимания.

Все рекомендации и их обоснования есть в трудах Экспертно-аналитического центра по  модернизации и технологическому развитию экономики ЭАЦ «Модернизация» (см. наш сайт, раздел «Наши труды»); многие из рекомендаций есть на сайте «Партии дела», возглавляемой К.А. Бабкиным. Суть и обоснования рекомендаций опубликованы в десятках моих статей в  разных изданиях и в более чем в 90 постах в моем блоге на «Эхе Москвы».

К  сожалению, ни Правительству, которому мы направляли все свои разработки, ни записным (в том числе оппозиционным) экономистам наши (мои и моего партнера и соавтора государственного советника налоговой службы II ранга, д.э.н. В.А. Кашина) идеи не интересны.

Между тем, проблемы достойны обсуждения. И начинать их надо не перед выборами, а уже сегодня, чтобы к следующим выборам было все ясно и самим экономистам и  избирателям.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире