abarinov

Владимир Абаринов, журналист р/с «Свобода»

30 октября 2012

F
30 октября 2012

С открытым финалом

Глядя в окно на осеннюю идиллию, сложно верить страшным прогнозам метеорологов, которые сбудутся уже через несколько часов. Тем не менее верить приходится: тропические ураганы – такая же реальность Восточного побережья США, как смена времен года. Надо запасаться свечами, консервами и батарейками, отменять заказанные билеты и делать работу впрок в расчете на то, что завтра не будет ни интернета, ни электричества.

Кому-то эти приготовления щекочут нервы, а мне внушают чувство досады и превращают в фаталиста. Ощущение такое, будто прилетает раз в год свирепый дракон и собирает дань, и нет Ланцелота, который победил бы наглого ящера. Героиню любимой сказки американских детей Дороти Гейл могучий смерч переносит вместе с домиком и собачкой из Канзаса в волшебную страну Оз. Но в реальной жизни рассвирепевшая природа беспощадна и к девочкам, и к собачкам, и к их домикам.

Перед грозной стихией бледнеют предвыборные страсти. Оба кандидата отменили назначенные встречи с избирателями – именно те штаты, где быть им сейчас нужнее всего, уже сегодня станут зоной бедствия. Сэнди спутала карты политтехнологам, отменила досрочное голосование – Бог весть, кто из кандидатов недосчитается голосов.

Бараку Обаме судьба посылает последнее испытание. Именно то, как он проявит себя сейчас, определит итог выборов. Его предшественник так и не смог до конца оправдаться перед американцами за ошибки своих подчиненных в дни новоорлеанского потопа. Но Бушу-младшему не нужно было переизбираться. Обама должен мобилизовать свои лучшие человеческие качества, чтобы страна увидела в нем лидера, который по праву занимает свой пост. Теперь не до обмена булавочными уколами с соперником. Наступает момент истины.

К дню голосования стихия уляжется, но пострадавшие районы еще долго будут зализывать раны. Да и просто плохая погода может сыграть с президентом скверную шутку на выборах. Оба кандидата надеются на высокую явку, однако давно известна закономерность: если на улице дождь, многие избиратели-демократы остаются дома, а республиканцы все равно приходят. Получается, демократы более ленивые и капризные? Да нет, просто большинство их живет в больших городах, пользуется общественным транспортом, и им не улыбается мокнуть на автобусной остановке или в очереди на избирательный участок.

Недавний опрос агентства Ipsos подтверждает этот феномен. 28 процентов избирателей, собирающихся голосовать за Обаму, заявили, что могут отказаться от участия в выборах из-за плохой погоды. Среди сторонников Ромни таких оказалось 19 процентов. А вот среди неопределившихся, за голоса которых сейчас отчаянно борются оба кандидата, на участки не придут в случае непогоды целых 35 процентов.

Несколько лет назад группа ученых проанализировала данные по явке и сравнила их с наблюдениями метеорологов более чем за полвека. А потом на основании полученной корреляции составила гипотетические сценарии. Результат получился поразительный. Если бы, например, в 2000 году во Флориде в день выборов не шел дождь, а стояла сухая ясная погода, президентом стал бы не Джордж Буш, а Эл Гор. Если бы в 1960 году в ключевых штатах день выборов выдался, наоборот, дождливым, победил бы не Джон Кеннеди, а Ричард Никсон.

В среднем, как утверждают авторы исследования, каждый дюйм осадков сверх нормы добавляет кандидату республиканцев 2,5 процента голосов.

Существуют еще более интересные закономерности, не поддающиеся рациональному объяснению. Например, если местная футбольная команда выиграла хотя бы за неделю до выборов, ее болельщики дадут действующему президенту дополнительно 1,61 процента голосов.

Будь политтехнологи хоть семи пядей во лбу, а предусмотреть все случайности они не в силах. Поэтому американские выборы – всегда драма с открытым финалом.

Оригинал
15 октября 2012

Запрещенные приемы

На последних витках президентской гонки возникла ситуация слипстрима: болид Ромни мчится сразу за машиной Обамы, в зоне пониженного сопротивления воздуха. В этом положении пилот второй машины применяет бамп-дрифтинг – ударяет бампером лидера, заставляя того разгоняться еще быстрее и пытаясь обойти его. О тормозах в этот момент никто не думает.

Самое опасное для обоих участников столкновение последних дней – острая полемика вокруг нападения на американское консульство в Бенгази. Стал ли посол Крис Стивенс вместе с тремя своими подчиненными жертвой преступной беспечности правительства США? Именно так ставят вопрос республиканцы и отвечают на него утвердительно. Для Америки ливийская трагедия имеет чрезвычайное значение. Но на подробное выяснение всех ее обстоятельств до выборов уже нет времени. Оправдываться значит заведомо ставить себя в положение виноватого. Остается обвинять соперника в применении запрещенных приемов.

Сейчас уже ясно, что первоначальные заявления высоких должностных лиц администрации не соответствовали действительности: события в Бенгази не были спонтанным протестом мусульман, оскорбленных видеосатирой на пророка Мухаммеда. Акция планировалась заранее и была приурочена к очередной годовщине терактов 11 сентября. Белый Дом утверждает, что президенту разведка об этом не докладывала. Госдепартамент получал из Ливии неоднократные и настойчивые просьбы усилить меры безопасности, однако клал их под сукно. Заблуждались ли ближайшие советники президента или умышленно вводили в заблуждение общественность, дабы избежать ответственности?

Естественно, Митт Ромни и его команда настаивают на последней версии. Они объявляют инцидент в Бенгази сокрушительным провалом антитеррористической стратегии Барака Обамы. Команда Обамы, в свою очередь, обвиняет Ромни и его напарника Пола Райана в том, что они «политизируют» тему. В четверг сразу после дебатов кандидатов в вице-президенты ведущий политтехнолог Обамы Стефани Каттер заявила в прямом эфире CNN, что Ромни ждал подобного случая, чтобы воспользоваться им, как Рональд Рейган воспользовался в 1980 году захватом американских дипломатов в Иране, чтобы нанести поражение на выборах Джимми Картеру.

Возможно, на эту аналогию ее навел только что вышедший в прокат фильм Бена Аффлека «Арго», напомивший американцам этот давний сюжет. Администрация Картера предпринимала тогда отчаянные усилия, пытаясь освободить заложников, в том числе с помощью военной силы. Тегеран освободил их спустя считанные минуты после инаугурации Рейгана, что породило конспирологические теории о его тайном сговоре с иранским руководством.

Честно говоря, после этих слов Каттер я ждал ее скорой отставки. Но она не только не уволена, но и продолжает стоять на своем.

Где проходит грань между правомерными требованиями провести доскональное расследование и циничной спекуляцией на трагедии в узкопартийных предвыборных целях? Ее должен подсказать политику профессиональный инстинкт. В данном случае грань перешли обе стороны. В англосаксонской политической культуре имеется важнейшее условие: по-английски оно называется civility, а на русский его можно перевести как «цивилизованность» — оно включает в себя уважение к сопернику, поединок с открытым забралом, отказ от коварных подножек и пинков ногами под столом. Недаром в Америке так ценится умение проигрывать с достоинством. Далеко не все кандидаты в президенты, включая отцов-основателей, отличались этим умением.

Вице-президент Джо Байден пообещал на дебатах докопаться до самого дна трагедии в Бенгази. В настоящее время, помимо ФБР, изучением ее обстоятельств занимается назначенная госсекретарем независимая комиссия во главе с послом в отставке Томасом Пикерингом. Ведут расследования два комитета нижней палаты Конгресса, которую пока контролируют республиканцы. Разведка, по-видимому, не хочет в очередной раз оказаться в роли козла отпущения, поэтому в прессе и в интернете появляются все новые утечки, включая видеозаписи камер внешнего наблюдения генконсульства и запись, сделанную американским беспилотником.

Не исключено, что главную ответственность возложат на Хиллари Клинтон, которая все равно не собирается работать госсекретарем во второй администрации Обамы. Вашингтонская этика требует от нее принять удар на себя. Но это не решит проблему. Расследование должно быть продолжено независимо от результатов выборов.
Есть такой тип чиновника, которому дано усердие не по разуму. Один из них, видимо, и выдумал письмо, направленное на днях из российского МИДа в Смольный. В послании, приуроченном к заседанию городской топонимической комиссии и адресованном вице-губернатору Василию Кичеджи, выражается недовольство намерением властей Петербурга присвоить новой станции метро название «Бухарестская». Румынию, объясняет автор письма, никак нельзя назвать дружественным России государством, отношения с ней пребывают в застое. Кроме того, Румыния – член НАТО.

Следуя этой несокрушимой логике, необходимо переименовать в Москве станции «Пражская», «Рижская» и «Братиславская», Варшавское шоссе, Литовский бульвар и Таллинскую улицу. А с какой стати колбаса называется краковской, а торт – наполеоном? Хлеб бородинский, колбаса полтавская. И торт пусть будет кутузов. Переименовали же в свое время французскую булку в городскую, оливье – в салат столичный, мыло «Броккар» — в «Новую зарю», а Елисеева – в номер один.

Нечто подобное описано Пушкиным в «Рославлеве»: с началом наполеоновского нашествия «гостиные наполнились патриотами: кто высыпал из табакерки французский табак и стал нюхать русский; кто сжег десяток французских брошюрок, кто отказался от лафита, а принялся за кислые щи». Наблюдали мы не так давно и битву московского мэра с латвийскими шпротами. Тот мэр в отставке, а экспорт шпрот в Россию неуклонно растет и даже помог рыбоперерабатывающей промышленности Латвии выйти из кризиса.

Надо отдать должное властям Петербурга: они вежливо отклонили рекомендации МИДа, мягко намекнув, что этот вопрос отнюдь не входит в компетенцию уважаемого ведомства. «Мы не можем руководствоваться в нашей деятельности никакими политическими аргументами, — заявила ответственный секретарь топонимической комиссии Валерия Козлова. — Топонимика – это очень долгосрочная сфера, если не сказать вечная, а политика, как известно, меняется каждый час».

Совершенно справедливо. Этак ведь и заблудиться в родном городе можно, если согласовывать названия с МИДом.

Оригинал
02 октября 2012

Один на один

В президентской кампании США наступает момент истины: на этой неделе начнется серия теледебатов между кандидатами. До дня голосования остается чуть больше месяца. Тот, кто окажется лучшим полемистом, будет увереннее держаться перед камерами и остроумнее отвечать на выпады оппонента, станет президентом на ближайшие четыре года.

В Америке нет закона, который обязывал бы кандидатов участвовать в публичных дебатах друг с другом. Это всего лишь традиция, но уклониться от ее соблюдения сегодня немыслимо – это означает заведомо обречь себя на поражение.

В сущности, президент не обязан быть мастером разговорного жанра и записным остряком. Плохим оратором был, например, Томас Джефферсон – он даже послание «О положении страны» направлял Конгрессу в письменном виде. И ведь все понимают, что кандидатов натаскивают специальные люди, что они приходят на дебаты с домашними заготовками в голове. И все-таки наступает момент, когда они остаются перед объективами камер один на один, без телесуфлера и свиты советников, в ситуации, когда ничего нельзя предсказать и предвидеть заранее. И нельзя «взять назад» уже сделанный ход.

Впервые в американской истории предвыборные дебаты вели в 1858 году молодой начинающий политик Авраам Линкольн и матерый, опытный Стивен Дуглас, боровшиеся за место сенатора от штата Иллинойс. Диалог соперников длился часами. Чтобы полюбоваться на шоу, люди съезжались со всей округи семьями, с запасом еды. Это был случай повидаться со знакомыми из дальних деревень, обменяться новостями и видами на урожай, вывезти «в свет» дочку на выданье. «Обсуждение политических проблем и ощущение причастности к их решению, — писал французский политический мыслитель Алексис де Токвиль, побывавший в Америке в 1831 году, — предмет величайшего интереса для американцев, единственное доступное им удовольствие… Даже женщины частенько приходят на партийные собрания и внимают политическим дебатам, дабы отвлечься от домашних дел».

Выборы в Сенат выиграл тогда Дуглас, но именно благодаря дебатам вся страна узнала имя задиристого, острого на язык Линкольна.

Первые телевизионные дебаты состоялись в 1960 году, и политтехнологи сразу же оценили эффект телегеничности. Те, кто слушал дискуссию по радио, присудили победу Ричарду Никсону, но обладатели телевизоров видели, что Никсон был скован и неуклюж, потел под жаркими лучами софитов, а его соперник, молодой красавец и бонвиван Джон Кеннеди был уверен в себе и неотразимо обаятелен. Он и стал президентом.

Шок от этого первого опыта был столь велик, что следующие президентские дебаты были проведены лишь спустя 16 лет. Президент Джеральд Форд, чей рейтинг был непоправимо низок, решил, что терять ему нечего, и вызвал на теледуэль конкурента Джимми Картера. Но Картер, учитель церковной воскресной школы, выиграл и дуэль. Однако через четыре года Картера разгромил профессиональный актер Рональд Рейган.

Решить судьбу президентского кресла способна одна-единственная неосторожная фраза. В 1988 году за пост боролись вице-президент Джордж Буш-старший и губернатор Массачусетса Майкл Дукакис. Губернатор выступал за отмену смертной казни. Модератор дискуссии задал ему вопрос, который впоследствии критиковали как запрещенный прием. «Губернатор, — спросил ведущий, — если Китти Дукакис (жена кандидата. – В. А.) будет изнасилована и убита, вы поддержите смертный приговор убийце?» «Нет, не поддержу», — ответил Дукакис, и его рейтинг мгновенно рухнул.

Барак Обама и Митт Ромни красноречивы – каждый по-своему. Опросы показывают, что отрыв Обамы невелик. Так что в известном смысле борьба только начинается.

Оригинал
18 сентября 2012

Гражданин мира

В 1907 году английских любителей спорта постигло двойное разочарование. В начале июля самый престижный приз Королевской регаты, за победу в гонке восьмерок, выиграла бельгийская команда. Это было уже второе подряд поражение от бельгийцев. А в конце того же месяца впервые в истории иностранец, француз Арно Масси, выиграл открытый чемпионат Англии по гольфу.

Англичане считали себя непревзойденными мастерами обоих видов спорта, а сами эти виды – как бы своей собственностью и привилегией. Да, конечно, какие-то варвары с континента тоже пытаются заниматься академической греблей и играть в гольф, но выигрывать у прирожденных спортсменов… Патриотическая пресса взвыла. Понаблюдав за этой истерикой, выдающийся писатель и мыслитель Гилберт Кит Честертон взялся за перо и написал эссе «Патриотизм и спорт».

«Англичанин, хоть немного любящий Англию, — писал Честертон, — знает, что поражения в спорте доказывают слабость Англии не более, чем успехи в спорте — ее силу». На чувстве превосходства англосаксов, в том числе в спорте, держится британская колониальная политика: «Считается, что англичане правят жителями Индии, поскольку превосходят их в смелости, предприимчивости, телесной и духовной мощи… Но спросите англичан, кто наш лучший игрок в крикет — и услышите имя индийца». Действительно, лучшим крикетистом того времени был индиец Ранджитсинхджи. «Англичане, выигрывающие спортивные призы — исключения среди англичан по той простой причине, что они — исключения среди людей. Английские спортсмены представляют Англию ровно в той же степени, в какой уродцы мистера Барнума представляют Америку», — заключает Честертон, ссылаясь на знаменитый тогда цирк Филеаса Барнума, гвоздем которого были люди с различными физическими аномалиями.

Честертон не согласен с известным афоризмом герцога Веллингтона «Битва при Ватерлоо была выиграна на крикетных площадках Итона». «Битву при Ватерлоо, — говорит Честертон, — выиграло упрямство обычного солдата — человека, который в Итоне никогда не бывал… Ватерлоо выиграли не чемпионы по крикету. Эту битву выиграли плохие игроки в крикет…»

Эти слова написаны более столетия назад, но и по сей день десятки, если не сотни тысяч фанатов продолжают исступленно болеть, то есть размахивать флагами и всячески бесчинствовать на улицах, считая это проявлением высокого гражданского чувства.

Культ спортивных побед был в высшей мере свойствен эпохе холодной войны – советский спортсмен ехал на международные соревнования «защищать флаг» и «отстаивать честь» державы. Это продолжается и сегодня. Российскую сборную готовят к очередным Играм как к ратному подвигу. Спортсменов повсюду сопровождают патриотические ритуалы. Их благословляет патриарх и окормляют пастыри, освящающие лыжи, мячи, клюшки и весла. Призовые за медали назначаются гигантские. Полиция принимающей страны готовится к нашествию фанатов как к вторжению иноземного войска. Поражение воспринимается как национальная катастрофа – помнится, одно издание назвало результат России на ванкуверских Играх новой Цусимой. И уж конечно, патриотам от спорта то и дело мерещатся козни мировой закулисы.

Особенным абсурдом национальное соперничество выглядит на соревнованиях людей с ограниченными возможностями (physically challenged), как политкорректно называют инвалидов в Америке. В последний день Паралимпиады мне позвонили с московского спортивного радио, чтобы я прокомментировал итоги командного зачета – наверно, потому, что я написал о бывших русских, а теперь американских девушках, удочеренных американцами и выступавшими за команду США. Америка по медалям заняла шестое место, а Россия – второе. И что я должен был сказать? Что наши инвалиды лучше американских?

Я сказал, что пора наконец отказаться от идеи спортивных соревнований под национальными флагами. Соревнуются не государства, а люди. Спортсмен – гражданин мира, как художник, артист, ученый. Ведь никому не приходит в голову вырядить в футболку национальных цветов Анну Нетребко, когда она поет Виолетту на сцене театра «Метрополитен» — итальянскую оперу на французский сюжет, или Нину Ананиашвили, когда она танцует Жизель в «Американском балете».

Спорт, как искусство или наука, принадлежит всем и никому.

10 сентября 2012

Невозвращенцы 1812 года

В записках участника наполеоновских войн артиллерийского офицера А.М. Барановича «Русские солдаты во Франции в 1813-14 гг.» есть рассказ о русском солдате, пожелавшем остаться на житье во Франции:

Полковника Засядко денщик, довольно смышленый, вздумал из-под ведомства военного освободиться и жить по-французски, пользоваться свободою, убеждая себя, что в настоящее время он не находится в России, под грозою, а в свободной земле, Франции… ...и, пришед к полковнику, сказал: «Отпустите меня! Я вам долее не слуга!» – «Как? Ты денщик: должен служить, как тебя воинский устав обязует!» – «Нет, г. полковник, теперь мы не в России, а в вольной земле, Франции, следовательно, должны ею (свободой) пользоваться, а не принужденностью!».

Полковник доложил о вольнодумце генералу. Тот назначил судную комиссию, которая «обвинила его в дерзком посягательстве сделаться свободным французом и в подговоре своих товарищей к сему в противность воинских законов, и потому мнением своим положила: его, денщика, прогнать через 500 человек один раз шпицрутенами, что было исполнено в виду французов, дивившихся нашей дисциплинарии. И этим улучшилась субординация».

Хоть автор записок и утверждает, что этот случай «небывалый в войске и в летописях истории русских войск», в другом месте он же сообщает, что по возвращении из похода русская армия недосчиталась сорока тысяч нижних чинов, «о возвратe которых Государь Александр и просил короля Людовика XVIII», однако король просьбу императора исполнить не мог «за утайкою французами беглецов, и потому ни один не возвратился».

40 тысяч невозвращенцев из армии победителей, и не дворян, а мужиков! И это несмотря на зверскую «дисциплинарию», которую в порядке вещей считали доблестные освободители России от французского ига. Мотив солдата был самый что ни на есть политический: он желал «пользоваться свободой», какую нашел лишь на чужбине.

Об этом же с возмущением писал жене в 1814 году граф Ростопчин:

Суди сама, до какого падения дошла наша армия, если старик унтер-офицер и простой солдат остаются во Франции, а из конно-гвардейскаго полка в одну ночь дезертировало 60 человек с оружием в руках и лошадьми. Они уходят к фермерам, которые не только хорошо платят им, но еще отдают за них своих дочерей.

Сам удалившийся от дел Ф. В. Ростопчин с 1814 года почти до конца жизни жил в Париже.

Оригинал
Об этих девочках, выступающих на  Паралимпийских играх, и их приемных родителях в Америке снимают фильмы. А в России их не замечают.

...Когда на Играх в Лондоне американская пловчиха Джессика Лонг выиграла золото в 100-метровке баттерфляем, в России об этом почти никто не узнал. А ведь Джессика – суперзвезда американского спорта, Фелпс в юбке. В Афинах 12-летняя Лонг, самая юная в команде США, завоевала три золотые медали, в Пекине – четыре плюс одну серебряную и одну бронзовую. В настоящее время ей принадлежат 20 мировых рекордов. Дважды – в 2006 и 2011 – ей присваивали звание «пловец года». Наконец, она просто красавица и могла бы составить на подиуме конкуренцию любой супермодели.

В России ее не знают, и не только потому, что у нас не любят чужие победы. Игры, в которых она участвует, — Паралимпийские. Джессика родилась в Иркутске и в прежней жизни звалась Татьяной Олеговной Кирилловой. Джессика-Татьяна, как зовут ее сегодня, родилась без малых берцовых костей, лодыжек и пяток. В возрасте 13 месяцев ее удочерила американская семья из Балтимора. В полтора года ей ампутировали обе ноги ниже колена. В девять лет она начала плавать.

В Америке обожают плавание и людей с сильным характером. Поэтому Джессика купается здесь не только в бассейне, но и в лучах славы.

Вместе с Джессикой в команде пловцов-паралимпийцев выступала Михайла Резерфорд из Калифорнии. Мама Михайлы жила в чернобыльской зоне Белоруссии. И хотя девочка была зачата в Минске, она родилась недоношенной, с катарактой и недоразвитыми ножками, у нее не хватало пальцев на руках и ногах. Родители отказались забирать ее из роддома. Американцы удочерили Михайлу в возрасте четырех лет с уже ампутированной правой ножкой. Девочка лихо бегала на коленях и с первого дня полюбила воду. Сегодня она трехкратная мировая рекордсменка и золотая медалистка афинских Игр.

Еще одна подруга Джессики по команде — Элизабет Стоун. Она родилась в Кутаиси с укороченным правым бедром. У Элизабет ампутирована правая нога. Она не только плавает, но и играет в баскетбол (атлеты с ампутированными или парализованными ногами играют в инвалидных колясках). Элизабет Стоун – серебряный призер пекинской Паралимпиады (100 метров на спине) и чемпион мира 2010 года в эстафете 4 по 100.

Среди американских легкоатлетов-параимпийцев выделяется Татьяна Макфадден из Мэриленда. В 15 лет она выиграла гонки на инвалидных колясках в Афинах. Таня родилась в Петербурге с расщепленным позвоночником – ее тело ниже поясницы парализовано. В детском доме она могла только ползать – денег на коляску не было. Удочерили ее на седьмом году жизни. Сегодня Татьяна – мировая рекордсменка в метании копья, она играет в баскетбол и хоккей на льду (игроки передвигаются на специальных санках), выступала в Сенате США по вопросам международного усыновления, а теперь тренирует солдат, получивших увечья в Ираке. Любимая фраза Тани, которую она произносит по-русски, когда кто-то хочет ей помочь: «Я сама!»

Из своего сиротского детства она помнит маленькие комнатки и запах капусты. В прошлом году Таня собралась с духом и поехала в Питер, в детдом номер 13, где она провела первые шесть лет своей жизни. Таня рассказывает британскому журналисту: условия изменились к лучшему, многие жертвуют детям деньги или игрушки. Сама Татьяна подарила директрисе, которую прекрасно помнит и, по ее словам, была рада видеть, одну из своих золотых медалей.

Об этих изумительных девочках и их приемных родителях в Америке снимают фильмы и публикуют в глянцевых журналах статьи с фотографиями. А в России молчат. Их судьбы опровергают любимый довод отечественных противников международного усыновления – о том, что коррумпированные чиновники российских органов опеки продают иностранцам под видом инвалидов особо одаренных детей. В данном случае подлог исключен. Уж про этих-то маленьких калек усыновители точно все знали. Наверное, у людей, усыновляющих детей-инвалидов, открывается какой-то особенный клапан в душе: после Тани ее мама Дебора Макфадден удочерила одноногую девочку из Албании.

Жаль, что среди советников главного обличителя американских усыновителей Павла Астахова не нашлось никого, кто порекомендовал бы шефу съездить в Лондон, встретиться с Джессикой и Татьяной – глядишь, и прозрел бы Астахов. Но на благополучных усыновлениях политической карьеры не сделаешь. Вот и приходится плести вздор об ужасной доле русских сирот в американских приемных семьях.

Оригинал
В 2003 году председатель Верховного Суда Алабамы Рой Мур был смещен со своего поста за отказ убрать из здания суда текст десяти заповедей Моисеевых. Гранитное изображение раскрытой книги на гранитном же постаменте было изготовлено по инициативе судьи Мура, на его личные средства и по его собственному проекту. Глава судейского ареопага надеялся, что запрет Господа убивать, прелюбодействовать, красть, лжесвидетельствовать и творить кумиры окажет благотворное воздействие на правосознание граждан штата. Однако вышло иначе. Атеисты и правозащитники усмотрели в скульптуре нарушение конституционного принципа отделения церкви от государства.

Федеральный окружной суд согласился с ними и постановил убрать заповеди из здания, принадлежащего штату. Судья Мур обжаловал это решение во всех возможных инстанциях, проиграл тяжбу и тем не менее отказался убирать скрижали. Тогда был созван дисциплинарный комитет, и Муру объявили принудительную отставку.

Вспоминается также, как новоназначенный министр юстиции Джон Эшкрофт, набожный христианин-протестант, хоть и не решился убрать из здания своего ведомства статую языческой богини Фемиды, распорядился задрапировать ее обнаженную грудь, чем навлек на себя град насмешек.

В суде, если это суд не церковный, неуместны ссылки на Священное Писание или решения соборов. Но в данном случае речь идет о религиозных символах в публичных местах.

Возмущенная общественность сурово осуждает протестную акцию движения FEMEN, спилившего бензопилой крест в Киеве. В последовавших за этой аналогичных акциях в городах России общественность усматривает акты вандализма и подозревает в провокации ФСБ. Подозрение не лишено оснований: как быстро и эффективно удалось перенаправить вектор общественного внимания!

Но прежде чем бухнуть в колокола, неплохо поглядеть в святцы.

Те объекты, которые в обиходе называются поклонными крестами, на самом деле нечто иное. Они не имеют никакого культового значения. Как сказано на одном православном сайте, кресты эти устанавливаются «на въездах и выездах в город, дабы выезжающий мог помолиться в дорогу». Нужно еще разобраться, кем установлены эти кресты, на чьей земле, на какие средства и кому принадлежат. Если это порча чужого имущества, то кто владелец и где его иск? Если земля находится в частном владении, хозяин может ставить на ней все что угодно. Если церковная – тоже. Если государственная, то религиозные символы на ней неуместны.

Оригинал
Официальный представитель российского МИДа Александр Лукашевич дал отпор западным критикам приговора по делу Pussy Piot. В уголовном кодексе ФРГ, заявил он, оскорбление чувств верующих карается лишением свободы сроком до трех лет или штрафом, в Австрии – до шести месяцев или штрафом.

Но судья Сырова судила PR не по немецкому или австрийскому законодательству, а в российском такого состава преступления нет. Лукашевич забыл уточнить, что в Германии богохульство последний раз наказывалось тюремным сроком в 1895 году, да и тогда вдвое меньшим, чем на сыровском судилище – психиатр и писатель Оскар Паницца был приговорен к одному году тюрьмы за свою антиклерикальную пьесу «Собор любви». В 2006 году обвиняемый получил условный срок, и то только потому, что не стал обжаловать приговор – по единодушному мнению правоведов, апелляционная инстанция обязательно отменила бы его.

В Австрии дело обстоит сложнее. На решения Европейского Суда по правам человека, поддержавшего австрийскую, а также британскую судебную практику, любит ссылаться один из соавторов «экспертного заключения» до делу PR Игорь Понкин, снабдивший «Российскую газету» ссылками на эти решения. Более подробный текст на эту тему он опубликовал в «Журнале Московской Патриархии».

Прецедентов на самом деле всего два. В них стоит разобраться подробнее, чтобы понять смысл и мотивы решений ЕСПЧ.

Первое дело называется «Институт Отто-Премингер против Австрии». Институт аудиовизуальных средств информации имени Отто Премингера обратился в Страсбург с жалобой на действия австрийских судебных властей, запретивших в мае 1985 года показ фильма по заявлению Инсбрукской епархии римско-католической церкви. Фильм представляет собой экранизацию уже упоминавшейся пьесы Паниццы с включением сцен суда над автором. Единственная копия картины была арестована, а затем и конфискована, публичный сеанс не состоялся. Никакого наказания, кроме конфискации, владельцы фильма не понесли. С тех пор пьеса «Небесный собор» несколько раз ставилась в Австрии на театральных подмостках без каких бы то ни было правовых последствий. Истец утверждал, что запрет фильма противоречит конституционной гарантии свободы творчества и соответствующей статье Европейской конвенции о правах человека.

Вот как в решении ЕСПЧ излагается содержание спорного произведения:

В пьесе Бог Отец изображен старым, слабым и неэффективным, Иисус Христос — «маменькиным сынком» недалекого ума, а Дева Мария — беспринципной распутницей… Фильм изображает Бога еврейской, христианской и исламской религий дряхлым стариком, падающим ниц перед Дьяволом. Он называет Дьявола своим другом и обменивается с ним глубоким поцелуем.

Он даже нередко клянется именем Дьявола. В другой сцене Дева Мария позволяет, чтобы ей прочли непристойный рассказ; затем следует эротическая сцена между Девой Марией и Дьяволом… В фильме Бог, Дева Мария и Христос аплодируют Дьяволу.


Суд отметил, что «свобода слова представляет собой одну из несущих опор демократического общества» и что этот принцип применяется не только к безобидным идеям, но и к таким, которые «шокируют, обижают или вызывают обеспокоенность у государства или части населения». Однако учитывая, что в Тироле католики составляют 87 процентов населения, а потому показ фильма представлял собой угрозу «религиозному миру в регионе», суд счел действия австрийских властей правомерными и не нарушающими свободу слова.

Трое из девяти судей не согласились с решением большинства и в своем особом мнении указали: «Нет смысла гарантировать эту свободу лишь постольку, поскольку она используется в соответствии с общепринятым мнением». Прокатчик фильма, продолжают они, проявил достаточную ответственность, распространив рекламное объявление, адекватно излагающее содержание фильма, ограничив просмотр специальным залом для любителей экспериментального кино и воспретив вход в него несовершеннолетним. Все это позволяло «лицам, чувствительным к религиозным вопросам,.. воздержаться от просмотра фильма». Наконец, власти государства не должны произвольно решать, содействует ли конкретное произведение общественному прогрессу, поскольку «подобное решение будет всего лишь отражать представления властей «о прогрессе», нередко весьма искаженные».

Второе дело называется «Уингроу против Соединенного Королевства». Кинорежиссер Найджел Уингроу создал 18-минутный фильм под названием «Видения экстаза», основанный на житии святой Терезы Авильской – испанской монахини-кармелитки XVI века, описавшей в своих сочинениях опыт мистического общения с Христом, неоднократно являвшимся ей. Дмитрий Мережковский отзывался об этих видениях саркастически: «Если бы нечестивая, но опытная в любви женщина увидела Терезу в эту минуту, то поняла бы,.. чтó все это значит и только удивилась бы, что с Терезой нет мужчины». Эротическим считает экстаз св. Терезы и о. Андрей Кураев.

Режиссер Уингроу исходил именно из такой оценки видений св. Терезы. Цитата из постановления ЕСПЧ:

Фильм начинается с того, что монахиня в просторной черной рясе пронзает руку большим гвоздем и размазывает выступившую кровь поверх своих обнаженных грудей и одежды. Корчась и извиваясь, она расплескивает вино причастия из потира и затем начинает слизывать его с земли. Она теряет сознание… Во второй части показывается, как святая Тереза в черном облачении стоит со связанными белой веревкой и притянутыми вверх руками. Практически обнаженная фигура второй женщины, которая, как сказано, представляет душу святой Терезы, медленно ползет по земле в ее направлении. Достигнув ног святой Терезы, душа начинает гладить и ласкать ее ступни и ноги, затем талию, груди, и наконец обменивается с ней страстными поцелуями. На продолжении всего этого эпизода, святая Тереза извивается в приступе сильного эротического чувства. Этот эпизод периодически прерывается вторым видеорядом, в котором показано тело Христа, прикрепленное к лежащему на земле кресту. Святая Тереза сначала целует стигматы на ступнях Христа, а затем, продвигаясь вверх по его телу, начинает целовать или лизать зияющие раны на правом боку Христа. Потом она садится на него верхом, по-видимому, совершенно нагая под своим облачением, все время совершая такие телодвижения, которые отражают охвативший ее сильный эротический подъем, и целует его в губы. В течение нескольких секунд возникает впечатление, что он отвечает на ее поцелуи.

Уингроу было отказано в лицензии на распространение фильма. Соответствующее государственное ведомство сослалось на законы о непристойных публикациях и о богохульстве.

Страсбургский суд признал, что «такое преступление, как богохульство, в силу своей природы не поддается точному юридическому определению». Хотя законы о богохульстве, гласит решение суда, действуют во многих странах Европы, «применение этих законов становится все большей редкостью». В Великобритании, в частности, за последние 70 лет дела о богохульстве возбуждались лишь дважды. Общепринятой европейской концепции на этот счет нет, а потому «всегда существует риск произвольного или чрезмерного вмешательства в осуществление свободы слова под прикрытием действий, направленных якобы против богохульных материалов». Британские власти, по мнению суда, могли бы применить более мягкую меру, ограничив распространение фильма секс-шопами и тем самым избежав полного запрета. Тем не менее суд счел, что британские власти не нарушили Европейскую конвенцию и отказал режиссеру в удовлетворении иска.

Двое из девяти судей голосовали против этого решения. Один из них написал, что с его точки зрения «создатели спорного фильма не преступили разумных пределов и не дали оснований утверждать, что объекты религиозного поклонения подверглись осквернению или осмеянию».

В 2008 году британский закон о богохульстве был отменен, так что зря Игорь Понкин многократно и обильно ссылается на дело Уингроу. В тех странах Европы, где подобная норма еще сохраняется, она остается «мертвой буквой».

Решение по иску Найджела Уингроу было вынесено в 1996 году, а в июне 2007 появилась та самая общеевропейская концепция, на отсутствие которой ссылался ЕСПЧ – Рекомендация парламентской ассамблеи Совета Европы. «Ассамблея считает, — сказано в этом документе, — что богохульство как оскорбление религии не должно считаться уголовным преступлением».

Да будет так. Сложно не согласиться с Джоном Паттеном, который в бытность министром внутренних дел Великобритании сказал, что для верующих «крепость их собственных убеждений служит самой надежной броней от насмешников и богохульников».

Оригинал
13 августа 2012

Мыслецензура

К славным древнегреческим традициям Олимпиады после Лондона добавится еще одна – традиция остракизма, изгнания с праздника спорта. По меньшей мере трое атлетов были исключены из национальных сборных за твитты, причем одна из них – даже не за свои собственные, а своего бойфренда.

Кроме того, МОК запретил участникам Игр под угрозой дисквалификации рекламировать в социальных сетях своих спонсоров. Против этой меры взбунтовались американцы, а за ними и все остальные: для спортсмена это единственная возможность отблагодарить тех, чьей поддержкой он пользовался, зачастую просто пуская шапку по кругу в тех самых соцсетях.

Наказание за мыслепреступление становится мрачной реальностью наших дней. Прецедент осуждения за неправильные мысли создан в Гатчине. А на днях по кривой дорожке МОК пошел Сбербанк России, безжалостно уволив свою сотрудницу Екатерину Лобанову за шутливую запись в Твиттере, будто бы обидевшую пенсионеров. Запись провисела всего несколько часов, но за это время успела возмутить Союз пенсионеров России (видимо, созвавший по такому случаю чрезвычайный съезд или пленум). Международный союз ветеранов погранслужбы тоже дал отпор зарвавшимся банкирам: «Банк оскорбил нас как класс». Руководство банка, поначалу отнесшееся к лобановскому твитту благодушно, уже на следующий день сменил милость на гнев и указал сотруднице на дверь. В довершение казуса надобно сказать, что Екатерина Лобанова работала экспертом Сбербанка по социальным медиа, и провоцировать блогосферу отчасти входило в ее обязанности.

Это уже не первый громкий случай увольнения за вольнодумство в соцсетях. В мае «Аэрофлот» изгнал из своих рядов стюардессу Екатерину Соловьеву за насмешливый твитт о катастрофе суперджета «Сухой» в Индонезии. Шутка была вообще-то невеселая – Екатерине предстояло летать на дефектной машине. Но «Аэрофлот» расценил ее как злорадство и нелояльность по отношению к компании. Бывшую стюардессу модельной внешности тотчас взял на работу «Вконтакте». Не останется без куска хлеба и Екатерина Лобанова – предприниматель Олег Тиньков уже изъявил желание пригласить ее в свой банк. А на днях дурному примеру последовал «Альфа-банк», объявивший, что одна из его сотрудниц «позволила в своем Twitter публикации, на наш взгляд, не соответствующие занимаемой должности» и за это лишилась места.

Хочется напомнить блюстителям единомыслия, что Международный военный трибунал, приговоривший главарей нацизма, оправдал начальника радиопропаганды Рейха Ганса Фриче – он никого не убивал, только вещал в микрофон. Это тоже великое наследие Нюрнберга, на который так любят ссылаться борцы с неонацизмом.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире